Россия-Сегодня (sssr_cccr) wrote in antitrole,
Россия-Сегодня
sssr_cccr
antitrole

Categories:

КАЗАЧЬЕМУ НАРОДУ КРАЙНЕ НЕОБХОДИМА СВОЯ ЭЛИТА.

«Всё решает человеческая личность, а не коллектив, элита страны, а не её демос» - Владимир Вернадский.



К нам в редакцию пришёл интересный материал. Предупреждение - данная статья не преследует никакой цели, кроме цели не преследовать никакой цели. Автор не призывает к чему-либо или ненависти к кому-либо. Есть собственное субъективное и оценочное мнение, которое разрешено высказывать любому гражданину страны. Насколько данные аргументы совпадают с действительностью, нам не известно и скорее всего это не истина в последней инстанции, а эмоциональная разгрузка человека, который переживает за бытие в целом. Мы не берёмся давать оценку в связи с новым пакетом законопроекта И. А. Яровой.

«Во времена всеобщей лжи говорить правду - это экстремизм» - (Джордж Оруэлл).

Мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть данных фактов. Информация взята из открытых источников. Всё что вы видите - это слухи и домыслы и нечего более. Редакция не разделяет мнения автора. Данный текст создан в состоянии аффекта, так как автор очень впечатлительный человек с обострённым чувством справедливости и слишком близко к сердцу воспринимает чужое горе, поэтому многие его высказывания могут являться искажённым восприятием реальности. Всё является авторским личным оценочным суждением. Верить ему на слово, безусловно, не нужно ни в коем случае. Предлагаем читателям составить своё собственное не зависимое от авторского оценочного суждения - мнение о произошедшем.


В отношении трактовки термина «элита» имеется два основных подхода - аксиологический (ценностный) подход базируется на исходном смысле понятия «элита» (то есть «лучшее»). Это когда входящие в элиту общества люди обладают более высокими интеллектом, талантом, способностями, компетентностью, мобильностью по сравнению со средними показателями.
Альтиметрический подход оценивает принадлежность к элите по факту обладания людьми реальной властью без привязки к их интеллекту и морально-этическим качествам. Элита в аксиологическом понятии - это лучшая по каким-то качествам и при этом непременно социально активная часть общества, способная своим влиянием, личным авторитетом, местом в обществе повести за собой людей к каким-то общим целям. И это очевидно, поскольку умный, талантливый и так далее, но при этом пассивный человек никакой элитой не может являться, поскольку он и сам никуда не двинется, и за ним, таким образом, никто и никуда не пойдёт. Сегодня в Российской Федерации самоназвались «элитой» откровенные «отбросы общества, грабящие её население и устраивающие на награбленное для себя роскошную жизнь в других странах». Одновременно свою прежнюю страну превращая в мировую помойку, за деньги ввозя сюда мусор из других стран. Такая «элита» не способна за собой повести людей, поскольку её авторитет не то что нулевой - он отрицательный! И это легко доказывается реакцией на вводимые против представителей этой «элиты» персональными санкциями Запада - люди этим «элитарщикам» не сочувствуют, а злорадствуют! Так что в настоящее время в РФ альтиметрический подход к термину «элита» является единственно возможным, поскольку «лучшими» по талантам, интеллектам и прочим качествам засевшие в «элите» РФ личности категорически невозможно назвать. Хотя термин «элита» эти субъекты сами используют в качестве самоназвания, причём, с огромным удовольствием, видимо, наивно полагая, что они, так назвавшись, и вправду становятся «лучшими». Однако в их случае более верным было бы использовать термин «начальники», уже введённый в научный оборот П. А. Кропоткиным. И это положение уже воспроизводится даже наследственно. Детки «начальников» после институтской скамьи автоматом попадают на престижные должности в госкомпаниях. Так формируется потомственная «элита», то есть «аристократия», лояльная правящему режиму. А интеллектуальные элиты изредка кооптируются во власть, но чаще загоняются во внутреннюю миграцию или выдавливаются из страны. Значение университетского образования давно девальвировалось. Единственный работающий социальный лифт - связи и протекция в силовых структурах и на государственной службе. Те, у кого этого нет, в большинстве случаев обречены на вечное социальное прозябание, сколько бы они ни учились и ни работали. Поэтому практически единственный способ изменить такую тусклую судьбу - бежать из РФ куда глаза глядят. Что за это время уже и сделали несколько миллионов бывших жителей этой несчастной страны. Однако (если умозрительно представить себе такую тотальную эмиграцию) выезд из РФ последних остатков Казачьего Народа неминуемо обернётся исчезновением этого Народа. Как бы мы ни относились к поработителю нашего народа царю Петру I, он то ли сам понимал, то ли ему это объяснили его друзья-советники, но он произвёл действенную реформу в социальной структуре тогдашнего российского общества: он создал новую элиту. Причём, не так, как ныне в РФ, а по аксиологическому (ценностному) признаку, подбирая себе в «элиту» не «начальников», а именно «лучших» по качествам людей. Собирал он такую элиту из всевозможных прежних чинов:
- думных бояр,
- сокольничих,
- постельничих,
- иных придворных чинов,
- но главный пласт, основной по численности - это были служилые ему и его государству люди, которых он набирал, в том числе, и из самых низов общества (как тот же «светлейший князь» Алексашка Меньшиков, который ранее торговал на рынке пирожками).
Всем им было предназначено стать новой элитой общества - «российским дворянством». Однако первое время, поскольку слово «дворянин» тогда напрямую связывалось с понятием «дворня», то есть с дворовыми слугами какого-либо знатного лица, будущих российских дворян официально называли на польский манер «шляхтичами». Но главное было не в том, как их называли и откуда они появились, главным критерием «отбора в элиту» были их персональные способности, умноженные на социальную активность! Конечно, было бы желательно, чтобы эта элита не ковырялась на глазах у других в носу, не рыгала во время застолий и была способна поддерживать хоть какой-то разговор с представителями элит других народов. Для этого, если у таких «шляхтичей» не хватало культуры, привитой в семье, к ним надо было приложить некоторые усилия по их образованию, по привитию к ним приличных манер. И это успешно делалось, в том числе на проводимых «ассамблеях» (фактически царских пирах), в заграничных образовательных командировках в Европу, в созданном для этого Шляхетском (позднее Пажеском) корпусе и так далее. Вышеприведённый краткий пример из прежней и нынешней российской истории я привёл исключительно для того, чтобы читателю показать (напомнить) сложность задачи по формированию национальной элиты с нуля.
ХХ век для Казачьего Народа стал самым трагическим веком из всей его истории. Казачья элита в начале этого века истреблялась буквально целенаправленно: чоновцы-интернационалисты, входя в казачьи хутора и станицы, поголовно истребляли тогдашних и прежде бывших атаманов, всю старшину, всю местную казачью интеллигенцию (врачей, учителей, священников, аптекатерей, почтальонов и прочих), да и вообще всех казаков, уважаемых другими станичниками. Ну и, конечно, стариков, как хранителей прежнего образа жизни и примеров социального поведения для более молодых казаков. Огромнейшее число представителей казачьей элиты (умных и мобильных) полегло на полях сражений Гражданской войны. Затем многие из остававшейся элиты выехали и осели в разных странах мира, давая там импульс к формированию культурного общества (особенно в странах Южной Америки), становясь уже его элитой. Потом в Советской России казаков вообще, а также остававшуюся на полуподпольном положении казачью элиту в частности, вымаривали голодом, который был организован для них одновременно с Украинским Голодомором. Всё ещё остававшихся вычисляли, арестовывали и высылали в Сибирь и на Север (до сих пор ещё некоторые уважаемые журналисты поражают меня своими «глубокими познаниями», заявляя в эфирах YouTube что-то типа:

«Откуда взялись казаки в Пермской области (Архангельской, Коми, Карелии, далее везде)? Насколько я знаю, они должны жить на юге России».

Это, к слову, я услышал от ведущего свой канал в YouTube Юрия Гиммельфарба, которому я мог бы задать аналогичный вопрос:

«Откуда взялись евреи в России (Польше, Германии, Франции, далее везде)? Насколько я знаю, они должны жить на восточном побережье Средиземного моря».

Но не буду, поскольку нелепость такого вопроса слишком очевидна. Но я несколько отклонился от темы разговора о казачьей элите. Так вот, в первую половину ХХ века казачья элита вырубалась и выжигалась из Казачьего Народа в первую очередь. Затем была II Мировая война, в которой принимали участие не только мобилизованные в Красную армию остатки казаков, но и наиболее пассионарные казаки-добровольцы из числа всё ещё остававшихся в пределах Советской России и из тех казаков, что после Гражданской войны оказались вне её. То есть, те же самые представители казачьей элиты, поскольку мы помним (смотрите выше), что элита - это не только в чём-то лучшая, но и социально активная часть общества, способная своим влиянием повести за собой людей. И в результате десятилетий планомерного выборочного истребления любых проявлений казачьей элитарности, то есть проведения отрицательной селекции, на сегодня Казачий Народ оказался в ситуации фактического отсутствия у него своей собственной национальной элиты. Бывший военный журналист Н. С. Асташкин в своей книге «Казачье зазеркалье» приводит пример селекции, в результате которой из волчьего потомства получается собака. Он пишет:

«По словам заводчика, из волчьего выводка выбирают самого трусливого щенка и «адаптируют» его к человеку. В общем, злобных и гордых волчат уничтожают, а трусливого оставляют, чтобы он потом «работал» на человека.

- Нюх-то у такого «домашнего» волка раза в два-три острее, чем у собаки! - восклицает Панов.

Этот рассказ напомнил мне о казачьей трагедии. Большевики, не сумев «приручить» гордых и вольнолюбивых казаков, пустили казачий генофонд «под нож». За годы советской власти из потомков казаков (детей и внуков тех, кто выжил в сталинских лагерях) была воспитана новая казачья популяция - сломленная и покорная!».

А от себя, в качестве иллюстрации к словам Н. С. Асташкина, я могу привести пример такого перерождённого казака-чиновника, ставшего со временем и членом комитета по казачеству Волгоградской области, и заместителем атамана Всевеликого Войска Донского по Волгоградской области - Александра Алексеевича Бирюкова. Тем более, что это перерождение из казака-волка в холопа-собаку в данном случае особо показательно тем, что даже сама его фамилия - Бирюков - происходит от слова «бирюк», что по-казачьи означает «волк». Только этот Бирюков вырос из такого трусливого волчонка, о котором нам рассказал Н. С. Асташкин, который «стал работать на хозяина», уничтожившего его более злобных и гордых братьев и сестёр. Но не только чиновники и реестр стали «разволченными» потомками предков-казаков. Это было бы полбеды. Мы просто знали бы о них и игнорировали эти две категории. Нет, к сожалению, многие атаманы и рядовые казаки, не относящиеся к категориям чиновников и реестра, также явились продуктом отрицательной селекции. И эта проблема, проблема возрождения казачьего самосознания в казачьих потомках, их обратного «рассобачивания», является одной из наиболее трудно решаемых задач Казачьего Народа. К тому же она многими и не осознаётся, многие казаки-потомки её просто не замечают, поскольку воспитаны в рабской среде и прекрасно сжились с её правилами и порядками. А ведь только с её решением можно говорить о появлении у казаков своей национальной элиты. В то же время, несмотря на усилия, предпринимаемые в этом направлении Всеказачьим Общественным Центром (ВОЦ) и стремлением привлечь в свои ряды наиболее социально активных казаков с прицелом формирования национальной элиты, нельзя не видеть огромные сложности, постоянно возникающие на этом пути. ВОЦ изначально создавался в расчёте на то, что он станет фундаментом и опорой как для достижения Главной Цели Казачьего Народа, так и станет «аккумулятором», отбирающим из окружающей казачьей социальной среды и аккумулирующим в себе потенциальных «казачьих элитариев» с тем, чтобы они в процессе общения между собой окончательно преобразовывались в национальную элиту. Однако известна старая истина: теория и эксперимент неразрывно связаны друг с другом. Есть даже выражение:

«Теория подтверждается практикой».

И на этот раз, приступив к претворению теоретической задумки в реальность, практика показала, что на пути вроде бы ясной и понятной теоретической модели на самом деле стоит огромнейший «практический» барьер. Причины образования этого барьера у разных потенциальных «элитариев» могут происходить из совершенно различных причин, но, в основном, имеют корни в былом советском прошлом, когда элита формировалась не из поколений прежней, а из свеженабранного в «элиту» демоса, а то и откровенного плебса. Причём, в отличие от времён царя Петра, эталоном поведения для таких свеженабранных «элитариев» становятся не представители зарубежной, веками формировавшейся и устоявшейся, давно отсеянной и отобранной элиты общества, а тот самый демос, из которого они и вышли. Отсюда и замашки таких «элитариев», показывающие их истинное происхождение и крайне затрудняющие вычленение из них «лучших среди равных» (формула В. П. Мелихова). Перечислю лишь некоторые из таких препятствий:
- недостаточная общая грамотность;
- «ватность сознания» (новый термин, родившийся в Украине);
- недоговороспособность, неумение найти компромисс;
- категоричность и отсутствие способности понимать и принимать иное;
- неуёмное стремление постоянно спорить и опровергать других;
- приписывание другим взглядов, мнений и высказываний, которые те не делали и не имели;
- идеологические штампы;
- высокомерное (барское) или пренебрежительное отношение к другим;
- страх перед возможными репрессиями со стороны власти.
Конечно, тут может быть масса иных причин, но и перечисленных вполне достаточно для того, чтобы стало ясно, что на пути того, кто хочет чего-то добиться для Казачьего Народа, стоит не только внешний для казаков противник. Нередко на его пути оказывается и сам инструмент, который задумывался для помощи - ВОЦ. И тогда силы и усилия, которые могли бы затрачиваться на преодоление внешних препятствий и на противостояние с общим противником, направляются на преодоление внутренних препятствий. А это, кроме просто эмоциональных перегрузок, элементарно снижает КПД (коэффициент полезного действия) от всей работы того «паровоза», что тянет за собой весь «состав вагонов» ВОЦ.
Правда, тут не стоит думать, что такая беда присуща одному только Всеказачьему Общественному Центру. Нет, это проблема, с которой приходится сталкиваться практически всем общественно-политическим деятелям на постсоветском пространстве. И наглядным доказательством такого положения вещей является «политическое одиночество» убитого Бориса Немцова, а также живущего и здравствующего (слава Богу) Валерия Соловья.
Есть ли выход из такой ситуации? Конечно есть, поскольку выхода нет только с того света. И даже два выхода. Один из них, простейший, был осуществлён Сталиным, когда всех становящихся на его пути просто репрессировали и отстреляли, взамен призвав в большевистскую партию десятки тысяч на всё согласного демоса. Но это путь, который заранее предусматривает регресс общества из-за его фактически тоталитарной конструкции. Второй выход гораздо более сложен и предусматривает выявление и привлечение к решению общих задач «лучших из равных». В ВОЦ таким «вторичным отбором» стало учреждение «Аппарата Лидера ВОЦ» в составе его заместителей, помощников и советников. Если Лидер ВОЦ достаточно разумен, чтобы суметь выявить среди потенциальных «элитариев», прошедших первичный отбор, наиболее соответствующих предназначению стать «сливками» национальной казачьей элиты - дело будет сделано и все последующие Лидеры могут быть избираемы из этой среды. Если нет - тогда остаётся надеяться только на коллективный разум, который, увы, из-за перечисленных выше причин может давать не только сбой, но и совершенно отрицательный результат, способный загубить всё дело становления Казачьего Народа. Но будем надеяться на лучшее и вернёмся к общим рассуждениям. В начале 1990 годов этнически настроенным казакам надо было осознать, что мечтать о восстановлении своего этнического Дома в исключительной этнической чистоте после всех кровопусканий, совершённых в отношении Казачьего Народа в ХХ веке, просто нереально. И в связи с этим казачьей интеллигенции (из которой и выходит элита, даже если она военная - просто в таком случае нужно уточнять, что она из военной интеллигенции, поскольку никакой «военный дуб», конечно же, стать элитой никак не может) необходимо было подумать о возможном выстраивании отношений с местным иногородним населением, ставшим безусловным большинством на всех казачьих землях. Возможно, надо было не отгораживаться от тех этнически близких иногородних (славян и некитаизированных тюрок), что проживают на казачьей территории и готовы полностью принять не только самоназвание «казак», но и проникнуться казачьим самосознанием и стремлением возродить казачество именно как Народ, а не отжившее служивое сословие или что-либо иное столь же искусственное. Которые готовы изучить казачью историю и принять как свои все обычаи, традиции и чаяния казаков, включая казачье национально-государственное образование и самоуправление. Или хотя бы готовых стать вместе с казаками просто одной политической нацией (то есть иметь одно общее гражданство). И ведь такой пласт иногородних действительно существовал даже до 1917 года! Ведь не зря же ещё на Сером Большом Донском Круге в мае 1918 года, на котором избрали донским атаманом П. Н. Краснова, было принято решение предоставлять статус казака всем тем донским жителям, которые встанут с оружием в руках на защиту Донского казачьего государства. То есть, я хочу сказать, что и сегодня не поздно подумать над вариантами строительства казачьего этнического Дома (национально-государственного образования). Перейдём к другому вопросу.
Одной из основных проблем современного казачьего движения является, по нашему мнению, отсутствие чётко обозначенных жизненно важных для всех казаков перспективных целей, хоть каких-то здравых программ их осуществления и, как следствие, сравнительно узкая социальная база у Казачьего Народа. И это не случайно, поскольку почти во всех существующих программных документах нынешних казачьих общественных организаций центральное место занимают не задачи всеобъемлющего возрождения и дальнейшего развития этнических черт казаков, не обозначение ориентира, к которому Казачий Народ должен стремиться прийти, а либо воссоздание неких сословных институтов, либо проекты по получению и успешному разворовыванию бюджетных денег. Главное внимание сегодня уделяется не кардинальным вопросам восстановления существовавшего уровня этнического (национального) самосознания Казачьего Народа, оживления его исторической памяти и стимулирования развития его этнических характеристик (то есть всего того комплекса этнических признаков, наличие которых убедительно бы свидетельствовало о существовании казаков как Народа), а что угодно иное, что взбредёт на ум:

«Всяко разно, лишь бы не заразно».

Плачевную ситуацию с казачьим самосознанием и казачьими стратегическими целями усугубило и массовое явление культурной ассимиляции, в ходе которой значительная часть потомков казаков или же полностью, или же частично утратила казачью самоидентификацию. В современных станицах, где ещё преобладает коренное население, в казачьих обществах состоят не более 15 % жителей, остальные же, в лучшем случае осознавая свою принадлежность к казачьему роду, не желают принимать участие в общественных процессах, часто оправдывая свою пассивность тем, что якобы:

«Казаки сейчас не те, что были раньше».

Оторванные от корней казачьей старины, казачьи организации, возникшие в начале 1990 годов, представляли собой явление совершенно новое, не имеющее аналогов (кроме названий) в прошлом. В большинстве казачьих организаций существовал упрощённый приём в соответствии с волеизъявлением кандидата, даже если он просто «русский человек, желающий казаком стать». При этом практически не учитывались ни политические, ни идеологические принципы нового «казака», ни степень глубинного осознания им казачьей культуры и истории. Молодая внутриказачья идеология первой половины 1990 годов создала временную формулу, определяющую неоказачье движение, как «флагман русского народа». И как следствие этого - совершенная неясность в определениях «кто мы такие» и «куда мы идём». Но, следует учесть, не имеющийся кадровый брак определял лицо казачьего движения. Основную глубинную движущую силу нового казачества составляли, в соответствии с определением Л. Н. Гумилёва, пассионарии - в данном случае, личности, наделённые активностью унаследованного от предков казачьего духа. То есть, та самая казачья элита, о которой мы сегодня и говорим. Модное в последнее время утверждение о том, что в начале 1990 годов казачьи общества были сборищем ряженых вечно пьяных маргиналов, для которых отсутствовало понятие элементарной дисциплины, на самом деле не выдерживает критики. Хотя, к сожалению, так думает и некоторая часть нынешней казачьей общественности. Но эта позиция является не только ошибочной, но и преступной по отношению к истории казачьего движения нового времени. О наличии порядка и дисциплины говорят многочисленные факты проведения казаками хорошо спланированных многотысячных общественно-политических акций. Немногочисленные негативные проявления в казачьей среде и разобщённость казачьего движения, явившиеся следствием отсутствия чётко выраженной стратегической Главной Цели существования современных казаков вообще, не позволяют делать какие-либо далеко идущие обобщения. Можно лишь констатировать, что казачье движение всё-таки состоялось, даже несмотря на все эти недостатки. Кроме того, в нынешнее время стратегическая Главная Цель Казачьего Народа нашим Всеказачьим Общественным Центром сформулирована: международное признание казаков Народом (пока это сделали только США своим Законом PL 86-90 от 1959 года), признание права за Казачьим Народом на своё национально-государственное образование, признание права за Казачьим Народом на установление широкого самоуправления в казачьем национально-государственном образовании. Так что, предлагая какому-то человеку, назвавшему себя казаком, или организации, называющей себя казачьей, высказать своё отношение к стратегической Главной Цели, её, Главную Цель, мы можем использовать в качестве своеобразной лакмусовой бумажки, которая чётко проявит: кто по праву назвался казаком (казачьей организацией), а кто из каких-то своих «особых» интересов натянул на себя чужое несоответствующее имя (наименование). Подведём итог нашим размышлениям:
1. Формировать казачью национальную элиту можно и нужно только из людей, которые сознают себя неразрывной частью именно Казачьего Народа. Это означает необходимый минимум требований:
- наличие хоть кого-то из казачьих предков, которые кровно связывают нынешнего казака с Казачьим Народом;
- казачье самосознание, без которого даже самый родовитый потомок является кем угодно, но не представителем Казачьего Народа;
- стремление лично принести пользу Казачьему Народу, без чего любые слова такого «казака» - это обычное словоблудие.
2. Необходимо заниматься взращиванием, воспитанием и образованием казачьей национальной элиты постоянно и беспрерывно - это необходимо для беспрерывного восполнения новыми поколениями кадров казачьей национальной элиты. Ныне плодящиеся как поганки после дождя якобы «казачьи» классы, школы и корпуса этой задачи не только не решают, они работают против Казачьего Народа, поскольку ни по одному подпункту вышеприведённого пункта они не соответствуют задаче формирования казачьей национальной элиты.
3. Тем не менее, мы можем благодарить Бога, что у нас всё-таки имеется какое-то число современников, которые вне всяких влияний на них со стороны казаков-чиновников, казаков-реестровиков, псевдоказачьих учебных заведений соответствуют первому изложенному здесь пункту по всем трём его подпунктам: имеют казачьих предков, казачье самосознание и стремятся принести пользу Казачьему Народу. И это даёт нам надежду, что и наша казачья элита сама себя выделит и проявит, и что у нас будут из её среды настоящие вожди. Может, не столь много, сколько было бы при более благоприятных условиях, но всё же хоть сколько-то будет. Они, представители казачьей национальной элиты, на самом деле, даже сейчас есть, просто в условиях общей государственной политики подавления и стремления растворить Казачий Народ любым инородным «растворителем» настоящие «казачьи элитарии» не всегда видны. Но у кого есть незашоренный разум, тот их всё-таки видит, и понимает, кто сегодня является казачьей элитой, а кто лишь имеет ничем не обоснованные претензии на это звание. Признаюсь, у меня на такое понимание серого вещества, слава Богу, хватает и его достаточно для того, чтобы понять, что типы, подобные В. Ратиеву, к казачьей элите ну никак, никаким боком не относятся. Хотя, я просто уверен, если бы он прочитал написанное мною, то страшно возмутился бы моей оценкой. И таких, к сожалению, на виду среди казачьего социума огромное число. Настоящие же «казачьи элитарии» гораздо менее заметны, но мы не можем, не должны их пропустить мимо, не заметив! Каждый такой казак является бесценным резервом и потенциалом Казачьего Народа.
4. Как продолжение сказанного в 3 пункте, нам необходимо внимательно глядеть вокруг себя, разглядывая каждого, называющего себя казаком, чтобы не пропустить потенциального представителя казачьей национальной элиты. Нас слишком мало, чтобы терять из-за нашей невнимательности таких казаков: ведь чем более широк пласт элиты, тем больше вероятности получить Казачьему Народу великого вождя, сравнимого с историческими фигурами Хмельницкого, Разина, Булавина, Пугачёва, Краснова, способного совершить подвиг во имя своего Народа и вывести его из большевистского тупика безвременья, а также обрести для них соратников, сравнимых с соратниками перечисленных. Нам обязательно нужно вырваться из затянувшейся эпохи «Казачьего трагического века» и встать в одном ряду с народами с более счастливой судьбой, чем наша.
5. И, наконец, последний пункт итоговых размышлений. Как говорится, «точка над i». Мы создали Всеказачий Общественный Центр, но, наверное, не каждый из его участников задумывался о том, что благодаря приглашению или приёму в его состав мы, кроме официально нашим Уставом заявленных задач и целей, путем такого привлечения выделяем потенциальных представителей казачьей национальной элиты. И дальнейшая их деятельность в ВОЦ, активность (или пассивность), инициативность, высказывания, предложения, озвучиваемые мысли - это всё на самом деле один сплошной экзамен. Или тест. И я уверен, что именно прошедшие такой тест в ВОЦ - они и есть резерв кадров в казачью национальную элиту. Да даже не резерв, поправлю сам себя - они уже есть казачья национально мыслящая пассионарно проявляющая себя часть Казачьего Народа. Иначе говоря, его истинная национальная элита, хотя предвижу, что со стороны наших недругов, противников и недоброжелателей на эти мои слова последуют язвительные критические замечания. Ну и пусть их! Я сказал то, что хотел сказать, и главное, я знаю, что я прав! А ВОЦ делает и будет продолжать делать свою работу, кто бы и как бы о нас ни отзывался. Как в известной поговорке: собаки лают, а караван медленно, неспешно всё идёт и идёт.

Александр Дзиковицкий, Всеказачий Общественный Центр.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments