Россия-Сегодня (sssr_cccr) wrote in antitrole,
Россия-Сегодня
sssr_cccr
antitrole

Categories:

ТВОРЦЫ ОРУЖИЯ ПОБЕДЫ. ЧАСТЬ 4.

Мы знаем имена полководцев Великой Отечественной войны - генералиссимуса Сталина, маршалов Жукова, Василевского, Конева, Рокоссовского и других прославленных командующих фронтами и армиями, которые, несмотря на тяжёлые поражения в 1941-1942 годах, привели нашу Армию к Победе в 1945 году. Куда меньше мы знаем об оружии, с которым воевала наша Армия и без которого не смогла бы победить сильнейшего врага. А это было превосходное, зачастую лучшее в мире оружие. И совсем мало мы знаем об авторах оружия - людях, сочетавших творческую гениальность с самоотверженной, на износ, работой. О них и написана эта книга. Книга издана при содействии Новосибирского отдела Сибирского Казачьего Войска.



Малинин Борис Михайлович.

Малинин Борис Михайлович (13.02.1889-27.09.1949) - учёный и конструктор, основоположник советского подводного кораблестроения, создатель первых советских подводных лодок (ПЛ) типов «Д» («Декабрист»), «Л» («Ленинец») и «Щ» («Щука»), которые составили основу отечественного подводного флота в годы войны. Все они отличались высокими тактико-техническими и эксплуатационными характеристиками. Выпускник кораблестроительного отделения Петербургского политехнического института (1914), ученик всемирно знаменитых кораблестроителей К. П. Боклевского и И. Г. Бубнова, он начал трудиться в Отделе подводного плавания Балтийского судостроительного завода. Руководя строительством и ремонтом подлодок, он приобрёл огромный производственно-технологический опыт, но конструкторского, по существу, не имел. Увы, при той разрухе, которая стала следствием Октябрьского переворота, государству этого опыта и не требовалось, однако Борис Михайлович смотрел вперёд и тщательно изучал как отечественные, так и зарубежные конструкции подлодок. Работал он тогда в должности заведующего Техническим бюро (по-современному, КБ) Отдела подводного плавания Балтийского завода, которое вскоре было расформировано из-за отсутствия заказов.



МАЛИНИН БОРИС МИХАЙЛОВИЧ.

Лишь в 1926 году правительство решило реанимировать подводное судостроение, и в ноябре на Балтийском заводе было воссоздано соответствующее Техническое бюро, состоящее всего из 7 человек:
- 4 чертёжников-конструкторов,
- 3 инженеров во главе с Малининым.
Опыта работы с подводными лодками никто, кроме Малинина не имел. Первой их работой стала большая ПЛ типа «Декабрист», при проектировании которой было предварительно рассчитано 32 тактико-технических варианта. Уже через 4 месяца, 5 марта 1927 года, на заводе были заложены три ПЛ, а через месяц ещё три на заводе в Николаеве. В конце 1930 они начали входить в боевой строй. По техническим характеристикам «декабристы» ни в чём не уступали лучшим зарубежным подлодкам того времени. Об этой работе Борис Михайлович впоследствии вспоминал:

«Небольшому Техническому бюро приходилось одновременно решать три задачи, тесно связанные друг с другом:
- вести разработку и постройку ПЛ, тип которой у нас был до того времени неизвестен;
- создавать и немедленно практически использовать теорию ПЛ, которой в СССР не было;
- воспитывать в процессе проектирования кадры конструкторов-подводников».

В столь сложнейшей работе не могло всё идти гладко. При заводских испытаниях обнаружилось, что при погружении и всплытии лодки приобретают опасный крен. Это можно было посчитать недочётом конструкции и внести в неё соответствующие изменения. Но в ОГПУ посчитали это вредительством и в июле 1930 года Малинина с двумя его инженерами приговорили к расстрелу, который заменили 10 годами заключения. Срок Борис Михайлович, а с ним - и ещё ряд видных инженеров-кораблестроителей, отбывал за решёткой в «шарашке» - «Особом КБ» при Балтийском заводе.
После досрочного выхода на свободу (1932) он руководил проектированием больших ПЛ типа «Л» и средних ПЛ типа «Щ», которые отличались исключительной простотой постройки и эксплуатации. В 1938 году Б. М. Малинин перешёл на научно-исследовательскую работу в ЦНИИ-45 и одновременно на преподавательскую работу в Ленинградский кораблестроительный институт. С 1940 года по рекомендации врачей Борис Михайлович занимался только преподаванием. Скончался он после пятого инфаркта, похоронен на Большеохтинском кладбище Петербурга.

Большие подлодки серии Д («Декабрист»).

В 1927-1931 годах построено 6 единиц:
- водоизмещение (надводное/подводное) 933/1 354 тонны,
- длина 76 метров,
- скорость (надводная/подводная) 15,3/8,9 узлов,
- предельная глубина погружения 90 метров,
- автономность плавания 47 суток,
- дальность плавания экономическим ходом в (надводном/подводном) положении 8 950/158 миль.
Вооружение:
- 102 миллиметровая пушка,
- 45 миллиметровая пушка,
- пулемёт,
- 6 носовых и 2 кормовых торпедных аппарата,
- боезапас 14×533 миллиметровых торпед,
- экипаж 53 человека.
Пять «декабристов» воевали на Северном флоте, на их боевом счету 15 потопленных вражеских судов общим водоизмещением почти 50 тысяч тонн. Среди кораблей ВМФ, получивших гвардейское звание, первой была «Д-3», которая за 7 походов потопила 8 вражеских кораблей. Из 8 похода она не вернулась. Одна из уцелевших лодок установлена как памятник в пригороде Петербурга.



ПОДВОДНАЯ ЛОДКА СЕРИИ «Д».

Большие подлодки типа Л («Ленинец») - минные заградители.

Построены в 1929-1943 годах сериями по 6-7 единиц (всего 25 единиц) с совершенствованием каждой последующей серии:
- водоизмещение (надводное/подводное) 1 025/1 312 тонны,
- длина 78 метров,
- скорость (надводная/подводная) 14,5/8,3 узлов,
- предельная глубина погружения 90 метров,
- автономность плавания 28 суток,
- дальность плавания экономическим ходом в (надводном/подводном) положении 7 400/154 миль.
Вооружение:
- 102 миллиметровая пушка,
- 45 миллиметровая пушка,
- пулемёт,
- 6 носовых торпедных аппарата,
- 2 кормовые минные трубы,
- боезапас 12×533 миллиметровых торпед и 20 мин,
- экипаж 54 человека.
На боевом счету этих подлодок 27 потопленных вражеских транспортов и танкеров общим водоизмещением 93,9 тысячи тонн и 18 боевых и вспомогательных кораблей. Л-4 и Л-22 стали Краснознамёнными, а Л-3 - гвардейской. Её рубка была сохранена и установлена в Либаве (Лиепае) как памятник, в 1995 году вывезена и установлена в Москве на Поклонной горе.



ПОДВОДНАЯ ЛОДКА СЕРИИ «Л».

Средние подлодки типа Щ («Щука») - самые массовые средние лодки в советском подводном флоте.

Отличались дешевизной постройки и надёжностью механизмов, высокой прочностью и мореходностью, имели более высокие тактико-технические характеристики, чем иностранные ПЛ подобного типа, обладали большими скрытыми резервами, позволившими в 2-2,5 раза увеличить проектную автономность плавания. Построены в 1932-1938 годах шестью сериями (всего 86 штук) с совершенствованием каждой последующей серии:
- водоизмещение (надводное/подводное) 578/706 тонны,
- длина 57 метров,
- скорость (надводная/подводная) 14,0/8,5 узлов,
- предельная глубина погружения 90 метров,
- автономность плавания 20 суток,
- дальность плавания экономическим ходом в (надводном /подводном) положении 3 130/112 миль.
Вооружение:
- 2×45 миллиметровые пушки,
- 2 зенитных пулемёта,
- 4 носовых и 2 кормовых торпедных аппарата,
- боезапас 10×533 миллиметровых торпед,
- экипаж 37 человек.
На боевом счету этих подлодок 27 потопленных вражеских судов общим водоизмещением 79,9 тысяч тонн и 20 транспортов нейтральных стран, перевозивших грузы в Германию. 11 подлодок стали Краснознамёнными, 6 - гвардейскими. Известен случай: когда на ПЛ «Щ-318» случайно напоролся германский транспорт водоизмещением 2,5 тысячи тонны, лодка, несмотря на серьёзные повреждения, самостоятельно добралась до базы, а транспорт затонул. Памятник этим подлодкам в виде рубки от «Щ-307» установлен на Поклонной горе в Москве.



ПОДВОДНАЯ ЛОДКА СЕРИИ «Щ».

Микулин Александр Александрович.

Микулин Александр Александрович (14.02.1895-13.05.1985) - создатель серии авиамоторов мирового уровня, надёжно служивших в боевой авиации в годы Великой Отечественной войны. В авиастроении Россия занимала передовые позиции в мире ещё до революции, однако в двигателестроении было явное отставание, отечественная конструкторская школа в этой области до событий 1917 года так и не успела сложиться, и первые советские самолёты летали на импортных моторах. Лишь во второй половине 1920 годов правительство стало уделять этой проблеме серьёзное внимание. Человеком, создавшим отечественные авиадвигатели мирового уровня и вообще первые советские двигатели водяного охлаждения, был А. А. Микулин. Первым из них был АМ-34 мощностью 750 лошадиных силы, разработанный в 1931 году и массово выпускавшийся в 1932-1939 годах. С этим безотказным мотором на самолёте АНТ-25 совершили беспосадочные полёты через Северный полюс в Америку экипажи В. П. Чкалова и М. М. Громова. Эти моторы первоначально ставили и на стратегический бомбардировщик Пе-8 конструкции В. М. Петлякова. Кроме того, мотор стал «сердцем» летающей лодки МБР-2 конструкции Г. М. Бериева и скоростных торпедных катеров Г-5. С созданием моторов семейства АМ-34 советское двигателестроение вышло на ведущие позиции в мире. Следующим был мотор АМ-35 мощностью 1 350 лошадиных силы, который устанавливался на высотном скоростном истребителе Н. Н. Поликарпова И-200 (МиГ-1), затем на МиГ-3.
Очередным стратегическим прорывом в отечественном моторостроении был низковысотный АМ-38 мощностью 1 625 лошадиной силы. Мотор создавался по инициативе Микулина специально для штурмовой авиации, которой большая высотность не требовалась. Конструктор, предвидя дефицитность высокооктановых бензинов в предстоящей войне, предназначил мотор для более доступного низкооктанового топлива. С АМ-38 летали знаменитые штурмовики С. В. Ильюшина Ил-2 - самые массовые самолёты Великой Отечественной войны. Последним его поршневым мотором стал АМ-42 мощностью 2 000 лошадиные силы, который в конце войны устанавливали на штурмовиках Ил-10.
Родился Александр Александрович во Владимире (приходился племянником великому учёному Н. Е. Жуковскму). Из-за недостатка средств не смог закончить учёбу в вузе, работал слесарем, потом помощником начальника сборочного отделения на Русско-Балтийском заводе в Риге, где в то время начали делать первые отечественные (лицензионные) авиамоторы. В 1914 году стал студентом МВТУ, однако инженерный диплом получил лишь в день своего 60-летия, будучи уже давно доктором технических наук.
Яркое изобретательское дарование А. А. Микулина быстро выдвинуло его в первый ряд конструкторов страны. В 1925 году он стал главным конструктором - вначале автомоторного института (НАМИ), с 1930 - новообразованного авиамоторного (ЦИАМ), а с 1936 - авиамоторных заводов в Москве (№2 4, с 1943 года № 300). После войны под его руководством был разработан первый советский турбореактивный двигатель АМ-3 большой мощности, который стоял на бомбардировщике А. Н. Туполева Ту-16, его же пассажирском Ту-104 и на стратегическом бомбардировщике В. М. Мясищева М-4. Серийно он производился 20 лет. Затем - мощный, легкий и компактный двигатель для первого сверхзвукового истребителя МиГ-19 и перехватчика Як-25. Однако в 1955 году полный творческих сил Микулин был уволен министром авиапромышленности П. В. Дементьевым без права работать в авиапромышленности (существует утверждение, что министр, из желания угодить Н. С. Хрущёву, сделал это сразу после снятия с поста председателя Совета Министров Г. М. Маленкова, курировавшего в годы войны авиапромышленность и высоко ценившего Микулина), и двигатель, вместо АМ-9 («Александр Микулин-9»), стал называться РД-9. После перенесённого инфаркта А. А. Микулин разработал оригинальную систему оздоровления, которую описал в книге «Активное долголетие (моя система борьбы со старостью)». Он сумел даже окончить медицинский институт и защитить кандидатскую диссертацию по медицине. В книге он провёл инженерные аналогии между строением человеческого тела и технических устройств и предложил остроумные способы ионизации воздуха, заземления человека и виброгимнастики. И хотя система Микулина подвергалась критике со стороны официальной медицины, сам он, следуя своей системе, прожил 90 лет. Похоронен Александр Александрович на Новодевичьем кладбище Москвы.



МИКУЛИН АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ.

Мосин Сергей Иванович.

Мосин Сергей Иванович (14.04.1849-8.02.1902) - конструктор стрелкового оружия, создатель лучшей в мире магазинной винтовки - знаменитой «трёхлинейки» образца 1891 года, воевавшей и в русско-японскую, и в I мировую, и в гражданскую, и в Великую Отечественную войну. Есть немало злопыхателей или просто невежд, которые распространяют заведомую ложь о том, что именно из-за неготовности к войне Красная Армия была вооружена этими допотопными винтовками. Действительная причина была в другом. В 1930 годы уже были разработаны и приняты на вооружение автоматические винтовки АВС и СВТ и пистолеты-пулемёты ППД (кстати, нисколько не хуже, чем у немцев), однако в обращении они оказались сложными, а в боевых условиях довольно «капризными», и остановленное, было, производство мосинских винтовок пришлось срочно возобновить. Однако ведь и в вермахте аналогичные по боевым качествам «трёхлинейкам» винтовки Маузера образца 1898 года (но на 300 грамм более тяжёлые) были самым массовым видом стрелкового оружия, а вовсе не «шмайссеры». В годы войны в Германии «маузеров» было выпущено столько же, сколько «мосиных» в СССР. Чем же оказались привлекательны винтовки Мосина?
Во-первых, надёжностью и неприхотливостью.
Во-вторых, большой прицельной дальностью и кучностью боя.
В-третьих, простотой конструкции и лёгкостью в обслуживании.
В-четвёртых, простотой технологии изготовления.
Потому и состояли они на вооружении более 50 лет, а в снайперском варианте - более 70 лет (до 1965). Родился Сергей Иванович в Воронежской губернии. Его отец, отставной подпоручик, - выходец из самых низов крестьянства - имел за плечами лишь школу кантонистов, мать - простая крестьянка. Имея столь скромное социальное положение, С. И. Мосин смог, однако, получить блестящее образование: с отличием окончил Тамбовскую военную гимназию (1867) и Петербургское Михайловское артиллерийское училище (1870). Затем - два года безупречной службы в армии, затем учёба в Михайловской артиллерийской академии, по окончании которой (1875) - направление на Тульский оружейный завод, где он и создал свою знаменитую «трёхлинейную винтовку образца 1891 года» («линия» = 1/10 дюйма, отсюда калибр винтовки 7,62 миллиметра). Когда началось очередное перевооружение Русской армии, в 1889 году на конкурс были представлены 27 магазинных (то есть многозарядных) винтовок из разных стран. Военная комиссия оставила только две, указав на недостатки каждой, - винтовки Мосина и бельгийца Нагана. После доработки победу одержала винтовка Мосина (1891). При одинаковой прицельной дальности и скорострельности, она была проще в изготовлении и неприхотливее в бою. За эту винтовку Мосин был удостоен Михайловской премии, присуждавшейся раз в 5 лет, а на Парижской выставке (1900) винтовка была награждена Большой Золотой медалью.



МОСИН СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ.

Последние годы жизни Сергей Иванович работал начальником Сестрорецкого оружейного завода. Умер он от воспаления лёгких, не дожив до 53 лет, похоронен в Сестрорецке. В этом городе ему установлен и памятник.

Винтовка Мосина образца 1891-1930.

Винтовка Мосина образца 1891-1930 - самое массовое советское стрелковое оружие в годы войны:
- калибр 7,62 миллиметра,
- масса без штыка 3,8 килограмма,
- длина без штыка 1 240 миллиметра,
- магазин на 5 патронов,
- начальная скорость пули 870 метров в секунду,
- прицельная дальность 2 000 метров,
- кучность боя (отклонение при стрельбе) на дистанции 400 метров - 8 сантиметров.
Обладала исключительно высокой живучестью, надёжностью и безотказностью в любых условиях боя, высокой скорострельностью, нетребовательностью к высокой точности изготовления. В годы войны изготовлено более 12 миллионов штук.



ВИНТОВКА МОСИНА.

Ощепков Павел Кондратьевич.

Ощепков Павел Кондратьевич (24.06.1908-1.12.1992) - основоположник радиолокации, создатель первой в мире электромагнитной аппаратуры для обнаружения самолётов и первых отечественных радиолокационных станций (РЛС). Родился он в деревне Зуевы Ключи Сарапульского уезда Вятской губернии, в 10 лет остался сиротой, беспризорничал, лишь в 12 лет научился читать, но благодаря любознательному уму и упорному характеру сумел экстерном закончить школу и техникум в Перми, в 1931 году досрочно с отличием закончил МЭИ, в 1932 году на год призван в армию, служил в зенитной артиллерии. Именно там он увидел несовершенство тогдашних средств ПВО и предложил использовать электромагнитные волны для раннего обнаружения самолётов - было ему всего 24 года. Идеи пришлись «ко двору» и для их реализации Ощепкова перевели в управление ПВО РККА. Получив первые практические результаты, он по заданию начальства в 1934 году написал статью «Современные проблемы развития техники противовоздушной обороны», в которой впервые в мире были сформулированы основные принципы радиолокации. Статья была положена в основу государственной программы создания радиолокационных станций (РЛС). К работам, которые координировал Ощепков, были подключены ведущие институты страны. Вскоре были созданы и успешно испытаны опытные РЛС «Вега» и «Конус», а в 1939-1940 годах на вооружение поступили уже серийные станции «РУС-1» и «РУС-2», которые сыграли громадную роль в обороне Москвы, Ленинграда и других крупных городов от воздушных налётов фашистов. Завершали их создание без Ощепкова, сидевшего с 1937 году в тюрьме по «делу Тухачевского».



ОЩЕПКОВ ПАВЕЛ КОНДРАТЬЕВИЧ.

Находясь в заключении, он выдвинул идею и разработал схему приборов ночного видения, очень пригодившихся нашим снайперам в годы войны. По ходатайству наркома обороны К. Е. Ворошилова Ощепкова освободили досрочно в 1939 году, и он вернулся к своему детищу, но ненадолго - в июле 1941 года его опять арестовали и приговорили к 5 годам «за принадлежность к антисоветской организации», а через 2 года по коллективному ходатайству В. М. Молотова, К. Е. Ворошилова, Г. К. Жукова и академика А. Ф. Иоффе перевели в «шарашку» при НКВД, где он проработал до конца срока. В начале 1950 Павел Кондратьевич стал основателем ещё одного направления в науке, названного им «интроскопией» (дословно: внутривидение), - исследованием внутренней структуры объекта и проходящих в нём процессов с помощью электромагнитного излучения. Созданные под его руководством приборы и аппараты нашли широкое применение в различных областях народного хозяйства - не только в технике, но и в медицине (первые в мире советские аппараты УЗИ демонстрировались в 1967 году на Всемирной выставке в Монреале). В 1964 году он организовал и 5 лет возглавлял НИИ интроскопии (ныне НПО «Спектр» - один из крупнейших в мире исследовательских центров в области дефектоскопии и средств неразрушающего контроля). Ещё в 1950 годы он увлёкся научной «ересью» - критическим анализом второго начала термодинамики, «запрещающего» получать тепловую энергию из рассеянной энергии окружающего пространства. Преобразование такой энергии он назвал «энергоинверсией». Своими идеями П. К. Ощепков увлёк десятки учёных-энтузиастов и с их участием в 1967 году создал Общественный институт по проблеме энергетической инверсии (ЭНИН). Авиаконструктор О. К. Антонов, называя его одним из самых выдающихся советских изобретателей, писал:

«Это действительно подвижник, посвятивший всю жизнь реализации своих блестящих изобретений. Теперь он отдаёт все свои способности ЭНИНу - обществу, стремящемуся найти пути к преодолению самого неприступного закона природы - второго начала термодинамики. В результате человечество получит безграничное количество энергии без нарушения экологического баланса, без вредного влияния на окружающую среду. Благороднее стремления нет!».

Олег Константинович допустил неточность: это не «закон природы», а закон, сформулированный Клаузевицем и подвергавшийся критике многими великими учёными - от Максвелла до Циолковского. Первые опыты оказались успешными, но в дело вмешалась та часть «официальной» науки, которая десятки лет затрачивала астрономические государственные средства на исследования термоядерного синтеза с нулевой отдачей. В 1984 году в «Правде» появилась статья с многозначительным заголовком ««Чудо» не состоялось» и с ещё более многозначительным подзаголовком «Ещё раз о легкомысленной погоне за научными сенсациями». Нет сомнения, что человечество со временем оценит гениальные идеи Ощепкова, а «официальная» наука развернёт исследования в этом направлении. Реабилитирован был Павел Кондратьевич всего за несколько месяцев до смерти, похоронен на Кунцевском кладбище Москвы. На могильной плите высечена надпись:

«Отцу радиолокации, интроскопии, энергоинверсии».

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Кандидат технических наук, доцент, член-корреспондент Петровской Академии наук и искусств Валерий Габрусенко.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments