Россия-Сегодня (sssr_cccr) wrote in antitrole,
Россия-Сегодня
sssr_cccr
antitrole

Categories:

ЗАЧИСТКА КАЗАКОВ В НОВОРОССИИ. ЧАСТЬ 2.

«Рви, грызи и разрывай,
Не щади и убивай.
Всё равно ведь без души,
Ведь продали за гроши».

Дмитрий Знающий. «Стадо».




К нам в редакцию пришёл интересный материал. Предупреждение - данный цикл статей не преследует никакой цели, кроме цели не преследовать никакой цели. Автор не призывает к чему-либо или ненависти к кому-либо. Есть собственное субъективное и оценочное мнение, которое разрешено высказывать любому гражданину страны. Насколько данные аргументы совпадают с действительностью, нам не известно и скорее всего это не истина в последней инстанции, а эмоциональная разгрузка человека, который переживает за бытие в целом. Мы не берёмся давать оценку в связи с новым пакетом законопроекта И. А. Яровой.

«Во времена всеобщей лжи говорить правду - это экстремизм» - (Джордж Оруэлл).

Мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть данных фактов. Информация взята из открытых источников. Всё что вы видите - это слухи и домыслы и нечего более. Редакция не разделяет мнения автора. Данный текст создан в состоянии аффекта, так как автор очень впечатлительный человек с обострённым чувством справедливости и слишком близко к сердцу воспринимает чужое горе, поэтому многие его высказывания могут являться искажённым восприятием реальности. Всё является авторским личным оценочным суждением. Верить ему на слово, безусловно, не нужно ни в коем случае. Предлагаем читателям составить своё собственное не зависимое от авторского оценочного суждения - мнение о произошедшем.


Сообщение от украинской стороны от 30 апреля 2015 года:

«Сегодня в 04-30 утра центральная база «казаков» в Будёновском районе была окружена бойцами «Востока». Об этом «62.ua» сообщили очевидцы. По их информации, база казаков находится по улице Майской в здании, где ранее было отделение «Новой почты». Были перекрыты улицы Майская, Светлого Пути и Левобережная. В настоящее время на протяжении улицы Левобережная в кустах:

«Лежат люди в камуфляже с оружием, вроде бы «Восток» - сообщил очевидец. По его словам, оцеплена территория радиусом 3-4 километра. Стоят два БТР. Они уже друг друга дважды окружали, - добавил очевидец. - Интенсивная стрельба была в 05-30, затем к 06-00 стихло, сейчас, наверное, идут переговоры, так как тихо»».

Относительно происшедшего боестолкновения несколько позднее глава УМВД Донецкой области (от Киева) Вячеслав Аброськин написал в Фейсбуке:

«Несколько дней назад в Донецке гвардейцы разоружили группу российских казаков, базировавшихся в Буденовском районе на Майской, 66. В результате перестрелки четверо казаков получили ранения различной степени тяжести. Вендетта была объявлена, в ответ казаки стали отлавливать и задерживать гвардейцев по всему городу. Начались вооружённые стычки, на улицы вернулись «лихие 1990».

Российские казаки отстреливались от местных гвардейцев с пулемётов, а те, в свою очередь, подогнали БМП и с него же расстреливали их. Локальные стычки продолжаются до сих пор».

В начале мая 2015 года интернет сообщил, что:

«В Донецке разоружили отряд казаков, который действовал как самостоятельное вооружённое подразделение и не подчинялся командованию ДНР. Согласно приказу Александра Захарченко, главы Донецкой Народной Республики, все вооружённые формирования обязаны были до 4 апреля сдать оружие и войти в состав вооружённых сил ДНР. В случае невыполнения приказа они будут считаться бандитскими формированиями и подлежат насильственному разоружению, а ношение незарегистрированного оружия будет считаться уголовным преступлением. Не все вооружённые отряды подчинились приказу. Так, отряд казаков, базировавшийся на территории Пролетарского района Донецка, отказался подчиниться приказу, переговоры положительного результата не дали».

Глава МВД Донецкой области (подчиняющийся властям в Киеве) Вячеслав Аброськин на своей странице в Фейсбуке написал заметку, «В ДНР устроили разборки с казаками»:

««Поймай казака-разбойника» - новое занятие «Оплот», так называемой ДНР. Местные продолжают войну с российскими казаками. По всем «подразделениям» прошла команда разоружить всех казаков, задержать и поместить в камеры СИЗО. Со вчерашнего дня в городе объявлена тревога, штурмовали «Прагу» (отель), в которой забаррикадировались казаки. Со стороны «армии ДНР» уже есть погибшие. Ряд улиц города были частично перекрыты, в том числе проспекты Богдана Хмельницкого и Панфилова. На дорогах, ведущих к гостинице «Прага», были замечены танк и САУ. На крышах близлежащих домов (проспект Панфилова, 118) обустроены позиции снайперов».

Утром 30 апреля бойцы «вооружённых сил Новороссии» (ВСН) разоружили казаков силой, бой с применением стрелкового оружия и гранатомётов продолжался несколько суток. Звуки разрывов снарядов слышали жители центрального Калининского района города. 23 мая 2015 года с убийством последнего легендарного атамана А. Б. Мозгового наступил окончательный слом идеи воссоздания казачьей государственности на территории «Новороссии». По большому счёту, вообще было физически ликвидировано здесь присутствие казачьих вооружённых отрядов. Автономная или, тем более, суверенная Казакия не нужна была ни Киеву, ни Москве, ни Донецку с Луганском. Казакам был дан жестокий урок, никому вы со своей автономией не нужны, ваше дело - умирать за интересы власть предержащих и «не сметь своё мнение иметь»! Результаты политики «куратора украинского конфликта» В. Суркова и его подчинённых-исполнителей Захарченко и Плотницкого - были налицо. Единственный, кому дали выйти сухим из грязной воды Новороссии - Николай Козицин. О том, что происходило обычно в дальнейшем с разоружёнными казаками, рассказал уже позже, 16 октября 2015 года, то есть после окончательного завершения проекта «Новороссия», интернет:

«Во время разоружения подразделений в июле 2015 года, которые власти самопровозглашённой ДНР сочли нелояльными, многие ополченцы попали в плен к своим же. В интервью «Газете.Ru» один из командиров казачьего подразделения рассказал, в каких условиях ополченцы содержали «на подвале» своих, зачем их морили голодом, били и пытали. Мы сидим вдвоём в потрепанной «девятке» на окраине Донецка. Здесь, за массивными железными воротами бывшего завода, теперь - «концлагерь». В лагере - пленные бойцы ДНР. Перед входом стоит толпа, около сотни человек, из матерей и родственников ополченцев. Типичный «донецкий подвал», таких в городе несколько: бывшее здание СБУ, или по-здешнему «избушка», бывшая база внутренних войск (вотчина «Востока»), «концлагерь» для ополченцев на улице Светлого Пути, база «Оплота», да и многих других подразделений. Мало кто в Донецке не обзавелся теперь собственным подвалом. Подвалы эти делятся на два вида. В первых, «совсем нелегальных» (хотя такие находят даже в центре города), сидят коммерсанты - «коммерсы», которых мучают, пытают, разводят на деньги. Иногда это просто люди, которым не повезло иметь хоть какую-то собственность. Периодически они из этих «подвалов» выходят, лишившись машин, квартир и денег, иногда - исчезают, и их не находят больше никогда, «теряют». Второй вид подвалов, «легальный» - для ополчения. Мой спутник, Николай, командир казачьего подразделения. Дерзкий взгляд из-под чёрных бровей, по-военному чёткие ответы. Он также только что вышел «с подвала», всего пару дней назад. Теперь пытается встретить своих боевых товарищей, у которых истёк срок заключения.

- Николай, за что вас? И кто вы по статусу - заключённые, подозреваемые, обвиняемые?

- Мы военнопленные. То, что нас взяли в плен свои, ничего не меняет. Типичные пленные, как «укропы». Только есть разница: «укропов» держат «по Женеве» (следуя женевским конвенциям - «Газета.Ru»): нормально кормят, дают им звонить домой, выводят на прогулки. К нам отношение иное.

- А в чём, по их мнению, ваша вина?

- Для рядовых бойцов лишь в том, что они оказались не в том подразделении. Что кто-то наверху решил, что надо забрать базы, а их разоружить. Никого не интересует индивидуальная вина. Подчинялся Бате - шуруй «на подвал» (Батя - глава казаков в Донецке Юрий Сафоненко, после разоружения отрядов казаков уехал в Россию - «Газета.Ru»).

- Как происходило разоружение? Кто вас разоружал?

- В нашем случае это делали внутренние войска МВД ДНР. Окружили базу, направили пулемёты, снесли ворота. Мы тыловая база, это не «передок»: оружие в «оружейках», на входе всего два бойца с автоматами - это было несложно.

- Вы не оказывали сопротивления?

- Поймите, ни один нормальный ополченец, если он в своём уме, не станет просто так стрелять в своих. Нас разоружали свои. Они таковыми и остались, невзирая на всё, что произошло. Мы можем называть как угодно, но это наши, не «укропы». И ещё наш командир, он повёл себя очень стойко. Потребовал от вэвэшников (бойцов внутренних войск - «Гаезта.Ru»), чтобы они действовали строго по уставу. Все команды отдавали через него, как положено. Поэтому прошло без жертв и стрельбы. Сдали оружие, прошли в автобусы, и нас доставили сюда. Первоначально мы думали, что это займёт несколько часов, ну сутки. Всех уволят со службы, выдадут документы и гуляй.

- А как получилось на самом деле?

- Мы оказались в подвале: сто топчанов, нас триста человек. Первые двое суток нас не кормили. Вообще. Спать приходилось в три смены. Один спит, остальные двое тупо стоят рядом и смотрят в стенку, ни лечь, ни сесть некуда, нет места. От духоты люди начали терять сознание. Первое время не дали даже воды. Только когда бойцы начали ломать решётки, принесли две пластиковые бочки. Одну тут же выпили и сделали писсуаром. Из другой пили, на всех дали одну кружку, стояла очередь. Вода из-под крана.

- Та самая, про которую по телевизору предупреждали, что без кипячения её пить нельзя?

- Вот-вот. Подвал сырой, люди начали болеть. Врачей мы не видели. Таблетки да, давали, по принципу: догадайся сам по названию, от чего они. В итоге - два инфаркта, один инсульт. После этого нас перевели в гараж. Там была другая проблема - невыносимо холодно: битые окна и сквозняк. Спали, заворачиваясь в полиэтилен и обрывки обоев, в рубероид - там нашлась куча мусора от ремонта.

- Сколько это продолжалось?

- Через неделю такой жизни мы устроили бунт. При перемещении сели на газон и отказались двигаться, пока к нам не приедет прокурор и не объяснит, за что мы тут сидим. Вначале, разумеется, угрожали, обещали всех покрошить в капусту, но через несколько часов прокуроры приехали. Всем выписали по тридцать суток ареста - неизвестно за что. После этого вскоре половину бойцов выпустили, остальных снова перевели «на подвал». По какому принципу людей выпускали, я так и не понял. Скажем, мои ребята - рабочие с Донецкого металлургического, с Коксохима (Донецкий коксохимический завод - «Газета.Ru»). У них тут отцы, матери, жёны, дети. Куда они денутся? Да, вот они, родители и жёны, стоят тут, ждут своих. Сегодня как раз истек месяц. А их не отпускают, командир махнул рукой на стихийное собрание. В толпе тем временем наметилось некое движение, люди сгрудились у ворот, мешая проезду. Выбежал солдатик с криком:

«Освободите дорогу!».

Толпа женщин лишь молча сомкнула ряды.

«Здесь матери выход заблокировали, - кричит по рации часовой. - Не дают выезжать машинам!».

Появляется начальник базы. Раздаются женские крики:

«Мы сейчас все пойдём к Захарченко! И не уйдём, пока нам не отдадут сыновей!».

В руках женщин появляется петиция, её передают начальнику базы. Начальник, стоя посреди плаца, по телефону зачитывает кому-то петицию, энергично жестикулируя руками. Вероятно, от его собеседника зависит, выпустят ли сегодня пленных ополченцев.

- Как люди относятся к тому, что власти республики так с ними поступили?

- Любви к власти это не прибавляет. Если хотели получить несколько тысяч человек, которые власть ненавидят, то у них получилось.

- А откуда несколько тысяч?

- Это не единственное место, где держат ополченцев. Только в Донецке их четыре. А ещё есть Макеевка, другие города. Потом, ополченцев пропускают партиями. Говорят, когда наших выпустят, сюда привезут ещё пятьсот человек. Где их будут держать, не представляю. Начальник уже кричал на всю базу, что ему людей нечем кормить.

- А кормят как?

- Дважды в день по половнику каши и кусок хлеба. Порция мизерная. Каша иногда съедобная, а иной раз - реально тухлая. Её месяцами голодные люди не могут есть, выкидывают в помойку. Кормят, как собак, даже хуже. Главное, у нас на базе был запас продуктов. Где они?

- Что ополченцы думают делать дальше?

- Часть хочет продолжать воевать, устроиться в другое подразделение, несмотря ни на что. Невзирая на то, что считает командование предателями. Другие говорят открыто: ноги моей больше здесь не будет, шла бы лесом ваша ДНР - валю в Россию. Пусть хоть всё тут укропом зарастёт.

- Это россияне говорят?

- Нет, наши, донецкие. И чем больше срок отсидки, тем таких больше.

- А тех, кто хочет воевать, думаете возьмут?

- Тут главное понять, куда устраиваться. Охрана нам говорила: не идите в «Восток», его тоже разоружат (события происходили летом 2015 года, до разоружения «Востока» - «Газета.Ru»). У нас есть ополченец, которого разоружают во второй раз. Первый раз разоружили осенью 2014 года: избили и «на подвал». Он устроился к нам. Теперь сидит второй раз. Третий раз сидеть ни за что он не хочет.

- А бьют часто?

- Такое бывает, обычно пять-шесть человек участвуют, но бьют двое, чтобы ты не мог сказать, кто именно бил. На голову надевают мешок, руки назад, на них - тугие наручники, иногда привязывают скотчем к стулу. Бьют с душой, с выдумкой. Пытают электротоком. Одевают противогаз, пока человек не теряет сознание. Это только то, что я знаю.

- Зачем пытают? Ищут врагов?

- Враги и пытают. У моего товарища сорвали с груди георгиевскую ленту и растоптали её ногами. Пытают тех, у кого деньги есть, чтобы показали где. Тех, про кого они думают, что у них «не отжатое» и спрятанное есть.

- А кто эти люди, которые пытают ополченцев? Почему ополченцы не жалуются?

- Это не люди, это демоны. Многие раньше работали в ментовке и в СБУ. И сегодня они там же. Если вы начнёте жаловаться, вас «потеряют» и больше не найдут. Это несложно.

- Зачем всё это делается?

- Я просто скажу своё мнение. Всех командиров, которые могут сказать «нет», когда придут «укропы», сейчас зачищают. Все подразделения, которые могут не выполнить приказ сдаться врагу, разоружают. Многие думают так же, как и я. А знаете, что самое обидное? У нас как раз были нелёгкие бои на «передке». Очень жёсткие бои - нас утюжили градами, атаковали танками. Не отступили ни на метр. И мы только что подали в наградной отдел на всех, кто отличился в этом бою, документы на награждение. Вот нас и наградили.

День закончился ничем: товарищей Николая так и не отпустили. Позже мы узнали, что их всё-таки выпустили - ещё через день отсидки. Те из них, кто весь год был в ополчении, лишились своей старой работы, на военную службу многих также не берут: нет мест.

- Нас всех предали, - сказал на прощание Николай, - мы шли воевать за Новороссию, за народную республику. Новороссии нет, народная республика наша пакует народ по подвалам.

- Что будете делать?

- Прорвёмся. Если надо - уйду в партизаны. Но «укропам» Донбасс не отдам. Это моя земля. Если надо - здесь и умру».

В ситуации, описанной в статье, поражает одно. При том, что казаков арестовывают, бросают «на подвал» и подвергают пыткам совершенно конкретные «народные власти», партизанить они готовы не против них, а против «укропов» - таких же бесправных работяг, на которых украинские олигархи смотрят лишь как на пушечное мясо. В 2015 году священник Д. В. Ненароков писал:

«Ситуация на Юго-Востоке Украины вынудила оставшиеся казачьи подразделения покинуть свои позиции: это произошло в виду провокаций со стороны правительства Донецкой и Луганской республик. Была дана отмашка на зачистку казаков под предлогом борьбы с махновщиной. Был ликвидирован, физически уничтожен - «своими» же, ополченцами, ряд подразделений. Другая часть казаков была арестована и до сих пор томится в подвалах. Многочисленные очевидцы свидетельствуют, что к казакам применяются пытки. Так, в одном месте более 300 казаков разом были арестованы. И те несколько, что освобождены, находились на грани гибели, представляя собой практически «мешки с костями». На самом деле, казаки сегодня не нужны ни той политике, которую мы называем «пророссийской», ни украинской. Это подтверждают горькую истину, что политикам мир не нужен, ибо казаки и на Дону, и по ту и другую сторону Днепра - один народ, одна нация. Это их земля. Казаки с казаками всегда найдут общий язык, но им этого делать не дают».

Александр Дзиковицкий, Всеказачий Общественный Центр.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments