Россия-Сегодня (sssr_cccr) wrote in antitrole,
Россия-Сегодня
sssr_cccr
antitrole

Categories:

«ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ» РЕЖИМ. ЧАСТЬ 130.

Истоки нашего «демократического» режима. Часть 36.

Leh-Valensa

Предупреждение - данный цикл статей не преследует никакой цели, кроме цели не преследовать никакой цели. Автор не призывает к чему-либо или ненависти к кому-либо. Есть собственное субъективное и оценочное мнение, которое разрешено высказывать любому гражданину страны. Насколько данные аргументы совпадают с действительностью, нам не известно и скорее всего это не истина в последней инстанции, а эмоциональная разгрузка человека, который переживает за бытие в целом. Мы не берёмся давать оценку в связи с новым пакетом законопроекта И. А. Яровой.

«Во времена всеобщей лжи говорить правду - это экстремизм» - (Джордж Оруэлл).

Мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть данных фактов. Информация взята из открытых источников. Всё что вы видите - это слухи и домыслы и нечего более. Редакция не разделяет мнения автора. Этот текст создан автором в состоянии аффекта, так как он очень впечатлительный человек с обострённым чувством справедливости и слишком близко к сердцу воспринимает чужое горе, поэтому многие его высказывания могут являться искажённым восприятием реальности. Всё является личным оценочным суждением автора. Верить ему на слово, безусловно, не нужно ни в коем случае. Предлагаем читателям составить своё собственное не зависимое от авторского оценочного суждения.

Истоки нашего «демократического» режима. Часть 36.

Пора нам выходить за пределы бывшего Советского Союза: ясно и так, что во всех бывших советских республиках господствуют те же самые кланы чекистской мафии, что захватили власть в России, Украине, Казахстане и Грузии - то есть в тех странах СНГ, которые мы уже рассмотрели в предыдущих частях этой книги. Было бы теперь более интересно узнать, как чувствует себя наша чекистская мафия в тех странах Восточной Европы, которые когда-то входили в советскую империю, а теперь ушли в НАТО и Евросоюз. Ведь во многих из этих бывших братских республик теперь проводится так называемая политика люстрации - то есть разоблачаются тайные агенты коммунистических спецслужб. В странах СНГ о таких вещах даже не мечтают: у нас все архивы КГБ до сих пор засекречены - и за обнародование секретной информации о деятельности бывших стукачей по закону полагается тюрьма. Особенно крутая борьба с чекистской мафией проводится в Польше. Куда уже круче - в этой стране двое из трех польских президентов эпохи демократии разоблачены, как бывшие агенты госбезопасности! В том числе даже сам великий вождь демократического движения в Польше президент Лех Валенса в свое время попал под сокрушительный удар этой «люстрации». И хотя ему потом удалось оправдаться на люстрационном суде, но это ему уже мало помогло: многие поляки все равно до сих пор продолжают его считать бывшим стукачом СБ («Службы Безопасности»). А следующего президента Польши, Александра Квасневского, разоблачали не только в связях с прежними польскими спецслужбами, но вдобавок еще как-то прихватили его на контактах с резидентом российской разведки. Можете себе представить, какой был тогда политический скандал в Польше, но Квасневский все-таки бывший функционер компартии, а не «отец польской демократии». В некоторых других странах Восточной Европы, например, в Чехии и в Германии, были приняты законы о люстрации стукачей гораздо более жесткие, чем в Польше. В Польше вообще никогда не было такого тотального разоблачения агентуры и там сейчас люстрации подлежат только депутаты законодательных органов и госчиновники высокого ранга. А если какой-то бывший агент польской госбезопасности, например, теперь занимается журналистикой или бизнесом, то его уже разоблачать запрещено. Это абсурд, конечно, ведь редактор крупной газеты или богатый олигарх гораздо более влиятельная сила в стране, чем какой-то мелкий депутат местного самоуправления. Но, тем не менее, нигде в Восточной Европе не было столько колоссальных скандалов по части разоблачения агентов спецслужб, как в Польше, в этой стране вообще сейчас нет никаких неприкасаемых особ. Возможно, здесь сказываются некоторые национальные традиции, в Польше уже в давние времена была беспредельная демократия (хотя и только для шляхты). До поглощения Россией в конце XVIII века польское государство прежде так и называлось - «Речь Посполитая», что в переводе означает «Республика». У немцев и чехов просто нет так давних демократических традиций, и они больше приучены к порядку и субординации. Вот и займемся теперь Польшей - посмотрим, что происходит в такой стране, где вроде бы активно борются с чекистской мафией!

Польша и демократия.

Есть еще одна причина чисто личного характера, по которой для очередной части этой книги была взята именно Польша, а не другая бывшая страна Варшавского договора. Просто я немного знаю польский язык, а ведь без знания языка разобраться в темных делах чекистской мафии в любой стране Восточной Европы практически невозможно. Слишком уж запутанные политические интриги там везде происходят и на той скудной информации, которую дают по этим странам наши русскоязычные сайты, здесь далеко не уедешь. Польский язык мне довелось в свое время выучить благодаря драматическим событиям в Польше в 1980-1981 годах: я тогда каждый день читал польские газеты и журналы, они свободно продавались во всех газетных киосках. Сначала каждое слово смотрел по словарю, но вскоре начал читать вполне свободно (это не такой уж трудный язык). Даже из коммунистических газет можно было много узнать о ходе этих событий, как свободный профсоюз «Солидарность» боролся с тоталитарным режимом и потерпел тогда поражение в этой борьбе.
Два года такого чтения не прошли бесследно для меня - эти польские дела сильно повлияли тогда на мое мировоззрение. Благодаря польской «Солидарности» я уже в начале 1980 годов твердо знал, что нашему «социализму» скоро придет неизбежный конец: тоталитарный режим в нашей стране только кажется таким несокрушимым, но все давно прогнило и от малейшего толчка поползет по всем швам, как в Польше! Ведь хотя польские генералы в конце 1981 года и разогнали «Солидарность» собственными силами, без привлечения наших войск, но все поляки хорошо понимали, что коммунистический режим у них рухнул бы еще в августе 1980 года, если бы польский народ не ощущал всегда этот приставленный советский штык у себя на горле. Но советский тоталитарный режим был бы полностью обречен в случае такой же всенародной революции, ведь нашим партократам неоткуда было ждать иностранных танков для своего спасения. Свои же войска могут и подвести, если взбунтуется весь народ. Это в Китае армия фактически профессиональная и туда призывают по очень строгому отбору - поэтому китайские правители в 1989 году запросто задавили танками народное возмущение в Пекине. Сейчас мы уже знаем, что события в нашей стране развернулись совсем по другому сценарию. Но социализм у нас все равно развалился - так что я тогда не так уж сильно ошибался, несмотря на такие несколько прямолинейные политические взгляды. И вот, спустя четверть века у меня опять повторилось это занятие: ежедневное чтение материалов на польском языке (только теперь Интернет появился - это сильно облегчает дело). Та же самая страна, практически те же самые лидеры «Солидарности» и прочие борцы за демократию - они были в 1980 году еще сравнительно молоды и теперь почти все еще живы и многие продолжают активно заниматься политикой. Исчезли из поля зрения только старые партократы той эпохи (но даже генерал Ярузельский, который разгромил в 1981 году «Солидарность», до сих пор жив, хотя ему уже стукнуло 85 лет). Но только теперь у меня от этого чтения было совсем другое впечатление! Разочарования здесь не было, после нашей российской «демократии» меня вообще уже трудно в чем-то еще разочаровать. Скорее наоборот: я могу (с некоторой завистью) твердо утверждать, что с тоталитаризмом в Польше действительно покончили: там до сих пор есть свобода слова и проводятся настоящие демократические выборы. Поэтому правящей элите этой страны почти невозможно долго усидеть на вершине власти, там идет постоянная ротация на всех высоких постах, после каждых выборов. Никакого сравнения с нашей Россией, где первые и последние сколько-нибудь демократические выборы были только в 1991 году, а потом переизбрать правящую страной «элиту» стало уже фактически невозможно. Некоторый шанс построить настоящую демократию был и у нас в России - для этого надо было только позволить Зюганову стать президентом страны в 1996 году. Уж хуже бы теперь заведомо не было, так что гораздо лучше была тогда честная победа лидера компартии России, чем грубо сфальсифицированная победа «демократа» Ельцина (выходца из того же самого партийного аппарата КПСС). Тем более что КПРФ на самом деле теперь нормальная мелкобуржуазная партия, а всякая «левизна» там больше словесная шелуха, для привлечения электората.
Во всяком случае, демократия в Польше была построена только таким способом: там попеременно к власти приходят то «правые» антикоммунисты, то «левые» деятели из бывших руководителей компартии. Уже в 1993 году польский народ разочаровался в правящих тогда деятелях из «Солидарности» и их «шоковой терапии» в области экономики и на парламентских выборах победили бывшие коммунисты. А немного погодя и президентом Польши был избран «левый», бывший партийный аппаратчик Квасневский (в 1995 году). И ничего страшного тогда не произошло, даже реформы в экономике понемногу продолжались! Не говоря уже о том, что именно при президенте Квасневском Польша вступила в НАТО. С тех пор в Польше так и пошло. Посидят несколько лет у власти, например, «левые» и этого обычно вполне достаточно, чтобы польский народ успел в них опять полностью разочароваться:

«Левые только воруют - надо голосовать за правых!».

Потом та же самая история происходит уже c «правыми» партиями и так далее. Так что эта польская демократия работает теперь бесперебойно: бывшие коммунисты уже два раза приходили к власти и два раза терпели поражение на очередных выборах (сейчас у власти в стране опять «правые» партии). Никакой другой настоящей демократии в современном мире вообще не существует: везде это только возможность для народа свободно выбирать между различными бандитскими группировками (если говорить без дипломатии) и в Польше сейчас демократия именно такого типа. В Польше живут такие же люди, как и у нас в России и там тоже есть неодолимое желание у правителей использовать полученную власть, прежде всего для набивания собственных карманов. Только в Польше такими делами теперь занимаются очень осторожно и там эти деятели живут в постоянном страхе перед разоблачением со стороны оппозиции. Поэтому громкие коррупционные скандалы в этой стране происходят значительно чаще, чем в России, но зато коррупция в польском правительстве на порядок меньше, чем в нашем (как это ни странно). Причина здесь в том, что в Польше после этих скандальных разоблачений всегда следуют отставки проворовавшихся министров и их даже могут под суд иногда отдать.
Вообще-то в Польше за всеми этими разоблачениями в коррупции обычно стоит элементарная борьба за власть между различными группировками. Но это неважно, ведь общество в целом только выигрывает оттого, что все эти деятели постоянно выводят друг друга на чистую воду. То же самое касается люстрации бывших агентов спецслужб - это тоже всегда в Польше было только оружием в борьбе за власть между враждующими политическими кланами. К слову сказать, почти всем этим разоблаченным стукачам обычно потом удается оправдаться на люстрационном суде той или иной инстанции, поскольку в таких случаях для обвинения требуются такие железные улики, которые редко, когда удается собрать. Иногда не помогала даже такая улика, как собственноручно написанное таким агентом обязательство сотрудничать с госбезопасностью - нет, обвинитель еще должен был тогда доказать, что это не было чисто формальным и вынужденным сотрудничеством для вида, и что какие-то конкретные лица пострадали в свое время именно из-за доносов этого деятеля. Но это оправдание на суде из-за недостатка улик все равно не смывает полностью грязного пятна на репутации разоблаченного политика и убавляет на очередных выборах число поданных за него голосов. На этом мы закончим с этим вступлением и перейдем прямо к делу. Историю прихода к власти в Польше чекистской мафии нам придется начать с 1980 года.

Польская революция 1980-1981 годов.

Мы напомним, что в августе 1980 года почти все крупнейшие польские заводы и шахты охватила массовая стихийная забастовка, в которой приняли участие несколько миллионов рабочих. К концу этой забастовки только в Межзаводском Стачечном Комитете под руководством Леха Валенсы в Гданьске были представлены более 500 предприятий страны. Польские власти не стали тогда даже пытаться подавить силой такое массовое движение, а пошли на переговоры с бастующими рабочими. И главная уступка, которую тогда вырвали забастовщики у правящего режима, это было разрешение на создание свободных профсоюзов, независимых от партийного и государственного аппарата. Так возник знаменитый независимый профсоюз «Солидарность», в который сразу же записалось большинство поляков (в том числе даже половина членов польской компартии).
К этим событиям было тогда приковано внимание всего мира и за прошедшие годы было опубликовано на эту тему множество книг и статей. Поэтому мы не будем здесь подробно пересказывать всю историю борьбы «Солидарности» с тоталитарным режимом. Польские власти сначала своими уступками и показным либерализмом сбили эту революционную волну, а потом выждали подходящий момент, когда это освободительное движение пошло на спад и тогда внезапно нанесли по «Солидарности» тщательно спланированный и подготовленный удар. 13 декабря 1981 года в Польше произошел настоящий военный переворот и всю власть в стране тогда захватила военная верхушка во главе с генералом Ярузельским (премьер-министр Польши в 1981-1985 годах). «Солидарность» была тогда запрещена, а несколько тысяч человек из руководства этого профсоюза были накануне арестованы всего за одну ночь и интернированы в тюрьмы и лагеря. Но это только внешняя, общеизвестная сторона тех польских событий, была здесь еще и своя тайная, темная сторона.
По нашей гипотезе, это освободительное движение польского народа было тогда на самом деле использовано чекистской мафией в своих целях, для свержения партийного руководства во главе с Эдвардом Гереком, генсеком компартии Польши (ПОРП). И уже осенью 1980 года почти вся власть в стране была тайно захвачена польскими спецслужбами, во главе с внешней разведкой ПНР, которая была тогда всего лишь филиалом внешней разведки КГБ. Польские чекисты воспользовались тогда острым кризисом в компартии после отставки Герека и его соратников из Политбюро ПОРП и с помощью своих тайных агентов взяли под контроль партийный и государственный аппарат страны.
Руководство профсоюза «Солидарность» тоже с самого начала было густо насыщено агентурой госбезопасности: по некоторым подсчетам, чуть ли не две тысячи тайных агентов польских спецслужб были засланы в 1980 году во все структуры этого профсоюза. А польское демократическое движение было переполнено стукачами из госбезопасности еще задолго до начала 1980 годов.
Те же лидеры демократической оппозиции, которых спецслужбам не удалось завербовать, во время революции 1980 года оказались отодвинуты на обочину: им почти не удалось тогда ни участвовать в принятии решений в руководстве «Солидарности», ни вообще как-то реально влиять на ход событий в стране. Что интересно, примерно таких же пессимистических взглядов на историю борьбы профсоюза «Солидарность» за демократию сейчас придерживаются довольно многие поляки (хотя они и остаются пока в меньшинстве в стране). Причем пропагандируют такую теорию в Польше не какие-нибудь маргинальные «конспирологи», а заслуженные деятели антикоммунистической оппозиции, известные на всю страну, такие, как Анджей Гвязда и Анна Валентинович, например.
Гвязда и Валентинович участвовали в создании подпольных «свободных профсоюзов» в Гданьске в 1970 годы, еще задолго до событий августа 1980 года. Лех Валенса тоже был тогда в их организации, но далеко не на главных ролях, поскольку его уже тогда сильно подозревали в тайных связях с госбезопасностью. Стачка на судоверфи в Гданьске началась 14 августа 1980 года и рабочие тогда, помимо прочего, потребовали восстановить на работе Анну Валентинович и некоторых других уволенных с завода накануне этих событий «свободных профсоюзников». И вскоре к этой забастовке присоединилась почти вся Польша.
Анджей Гвязда теперь пришел к выводу, что польские власти в августе 1980 года проводили переговоры и подписали правительственное соглашение только в тех трех главных центрах стачечного движения, которые им удалось тогда взять под контроль с помощью агентов госбезопасности, то есть на судоверфях Гданьска и Щецина, и в шахтерской Силезии. Анджей Гвязда и Анна Валентинович руководили тогда стачкой в Гданьске только первые три дня, пока на этой бастующей судоверфи, где проводилась так называемая «оккупационная стачка», внезапно не появился Лех Валенса, который был уволен с этого завода еще три года назад. Валенсе каким-то непонятным образом удалось тогда ночью прорваться сквозь все оцепления (якобы он перелез через стену) и он тут же отодвинул в сторону Гвязду и Валентинович и захватил руководство Межзаводским Стачечным Комитетом полностью в свои руки. Анджей Гвязда осенью 1980 года стал заместителем Валенсы в руководстве нового профсоюза «Солидарность». Ему бы чекистская агентура и этот пост не дала, но было неудобно, ведь все знали, что это Гвязда был главным организатором «свободных профсоюзов» в Гданьске и на всем Побережье. С первых же дней Анджей Гвязда возглавил так называемую «радикальную оппозицию» в «Солидарности» и пытался бороться с правящим «умеренным крылом» во главе с председателем Валенсой. Но Гвязде тогда ровным счетом ничего не удалось сделать: «умеренные» сторонники Валенсы с самого начала стали главной силой в руководстве «Солидарности».
Причиной поражения Гвязды в этой борьбе с Валенсой стали тогда вовсе не какие-то особенные замечательные способности Леха Валенсы. У него их почти нет, разве что очень неплохой ораторский талант. Валенса умеет заставить себя слушать и способен увлечь за собой разгоряченную толпу. Это не так уж и мало, но только для обычного политика, а не для главного «вождя демократии». Анджей Гвязда тогда проиграл из-за того, что любой, даже самый выдающийся политический деятель в наше время бессилен в одиночку бороться с агентурой тайной полиции, он будет со всех сторон окружен толпой мелких стукачей и просто завязнет в этой «среде» (как муха в варенье, образно выражаясь).
Никакие заслуги в борьбе за свободу Гвязде тогда не помогли, он был представлен публике, как обычный склочник и завистник, который пытался отобрать власть в «Солидарности» у великой Валенсы. Понадобились потом, в 1990 годы, чуть ли не десять лет неустанной работы по разоблачению агентуры спецслужб и тысячи различных публикаций во всех СМИ, чтобы многие поляки смогли гораздо более критично отнестись к мифу о «великом вожде демократии» Лехе Валенсе. Причем, если говорить откровенно, то Валенсу и других подобных деятелей удалось вывести на чистую воду лишь благодаря борьбе за власть между различными группировками внутри чекистской мафии. Одни стукачи разоблачают других, точно таких же, грубо выражаясь, вот в чем главная суть происходящей в Польше «люстрации агентов спецслужб». А порядочные люди, вроде Анджея Гвязды или Анны Валентинович, стали всего лишь пешками в этих чекистских разборках. Но все равно, от этих взаимных разоблачений агентов есть большая польза: польский народ может узнать хотя бы часть правды о своей правящей элите, например, откуда она вообще взялась! Нам нет необходимости перечислять в этой работе о Польше даже главных разоблаченных стукачей, их там слишком много. Нам здесь придется ограничиться только несколькими «звездами первой величины» из этого мира агентуры. И начнем мы, разумеется, с главного польского провокатора.

Лех Валенса - отец польской демократии.

В декабре 1970 года вспыхнула первая большая стачка на Гданьской судоверфи. Рабочие тогда выдвинули в основном экономические требования и вышли с ними на улицы города. Польским властям тогда даже в голову не пришло начать с забастовщиками какие-то переговоры, просто пригнали войска и отдали им приказ открыть огонь. Мирная демонстрация рабочих была тогда расстреляна, при этом было много убитых и раненных. А после подавления этой стачки начались репрессии Службы Безопасности против главных «зачинщиков беспорядков», их тогда выявляли и арестовывали. Молодой электрик Лех Валенса активно участвовал в этих событиях, он даже входил в заводской стачечный комитет. Поэтому Валенсу тоже тогда арестовали и привлекли к следствию, но чекисты его только допросили и сразу же отпустили, он даже не был тогда уволен с завода! Анджей Гвязда вспоминает, что позднее Лех Валенса как-то сам признался на заседании их подпольного «Cвободного профсоюза», что ему пришлось в декабре 1970 года помогать чекистам в опознании по лицам активных участников стачки, тайно заснятых на кинопленку, а также по их голосам, записанным тогда на магнитофон. А когда присутствующие на заседании подпольщики выразили свое недоумение (мягко выражаясь) по поводу такой услужливости, то Валенса тогда даже искренне не понял, какие вообще к нему могут быть претензии! Ведь если бы он тогда отказался помогать госбезопасности, то у него самого могли быть крупные неприятности, как у активного участника этой стачки.
Надо сказать, что Лех Валенса внешне не производит впечатления настоящего, прирожденного провокатора, который способен хладнокровно лгать, глядя прямо в глаза своим жертвам и еще получать большое удовольствие от такой «работы». Валенса так и остался фактически простым необразованным рабочим, который не любит заниматься разными изощренными интригами (да и вообще любой умственной работой), всеми такими вещами позднее занимались в основном советники Валенсы из его ближайшего окружения. Похоже на то, что Лех Валенса просто сравнительно неплохой, но внутренне слабый человек, который вдруг случайно попал в сложную жизненную ситуацию, и дал тогда чекистам себя запугать и втянуть в эти грязные игры. Обычная история: многие завербованные стукачи относятся именно к такому психологическому типу (независимо от уровня своего образования).
К слову сказать, только такие простодушные и искренние по характеру люди, как Лех Валенса и могут воспламенить и повести за собой толпу, изощренные политические интриганы на это обычно не способны, как правило. Такие деятели, как Валенса, во время выступлений перед народом вообще забывают на время о своем стукачестве и сами верят во все, что тогда говорят. Но зато Лех Валенса расплачивается за эту свою «харизматичность» тем, что его все время так и тянет откровенно разболтать окружающим свои самые грязные тайны! Свой собственный длинный язык, вот всегда был главный враг у «борца за демократию» Валенсы. Это просто уму непостижимо, в каких только вещах не признавался Валенса своим товарищам по подпольной борьбе, притом иногда даже не с глазу на глаз, а в присутствии многих свидетелей. В 1979 году он даже как-то похвастался на очередном заседании «Свободного профсоюза», что получал раньше за свое сотрудничество с госбезопасностью очень неплохие деньги и купил себе на них квартиру и машину (это все кажется невероятным, но есть свидетели, которые эту фантастическую сценку подтверждают). Смешно даже сравнивать этого болтливого провокатора с такими титанами, как агент охранки Азеф, например. Любой стукач из диссидентского подполья был бы способен удержаться от подобных ненужных публичных исповедей, даже будучи вдрызг пьяным. И если все же, несмотря на такую безудержную болтливость, Лех Валенса позднее все-таки возглавил профсоюз «Солидарность», то это скорее характеризует не его лично, а лишь крайне низкий, просто детский уровень сообщества польских борцов за свободу в те годы. Госбезопасность могла тогда работать с ними не особенно напрягаясь, спустя рукава и все равно чекисты делали с этими деятелями все, что хотели. Чекисты через свою агентуру контролировали каждый шаг в этом «подполье» и те детские уловки по части конспирации, которые применяли эти «подпольщики» ничем им реально помочь не могли, это все был только самообман с их стороны.
Мы это не в упрек польским демократам говорим: у нас в России в то время в диссидентском подполье было все то же самое и даже гораздо хуже. Со спецслужбой вообще может успешно бороться только другая спецслужба, а не мелкие группы таких дилетантов-подпольщиков. Есть все же огромная польза даже от такой «люстрации стукачей», которая проводится в Польше. Мы можем только гадать, когда и как был завербован тот или иной наш «отец русской демократии», а у поляков имеется полная информация на многих таких деятелей. В том числе и на бывшего президента Польши Леха Валенсу. Лех Валенса, 1943 года рождения. Был зарегистрирован как тайный агент Службы Безопасности МВД 29 декабря 1970 года. Завербовал его некий капитан Э. Грачик. Валенса получил тогда свой оперативный псевдоним «Болек». И чекисты сразу же стали получать от агента «Болека» обильную информацию о настроениях и разговорах среди рабочих Гданьской судоверфи, многие из этих доносов сохранились в архивах госбезопасности. За эти свои доносы Лех Валенса получал тогда денежное вознаграждение, в его личном деле тайного сотрудника имеются расписки: за время с 1971 по 1976 год им были получены от Службы Безопасности 13 100 злотых. Конечно, на такие деньги не проживешь, тогда рабочие получали зарплату порядка 2 000 злотых в месяц. Но для такого мелкого стукача, каким был Лех Валенса до 1976 года, это был тогда неплохой «дополнительный заработок».
Когда Валенса возглавил «Солидарность» он стал «зарабатывать» совсем другие суммы, притом в твердой валюте. Валенса уже к 1983 году вполне официально имел миллион долларов - это были всевозможные международные премии за его борьбу за демократию, включая Нобелевскую премию (эти свои деньги Лех Валенса держал тогда в Ватиканском банке). Но пока вернемся в 1970 годы. В документах госбезопасности имеется такая загадка, 19 июня 1976 года Лех Валенса прекратил свое сотрудничество с СБ и написал об этом соответствующее заявление «по собственному желанию». На этом его личное дело тайного агента было закрыто и сдано в архив, как это было заведено тогда в польских спецслужбах. Это в те годы в Польше была довольно распространенная практика, там каждый стукач мог в любой момент подать заявление о «прекращении сотрудничества» и многие так и делали, судя по архивным документам госбезопасности. Насколько мне известно, в нашем КГБ такого либерализма вроде бы никогда не было, раз уж тебя завербовали, то будешь стучать всю жизнь! Тайного агента у нас могли «отправить на пенсию» или просто списать, как «бесперспективного», но обычно чекисты отпускали с этой службы только доживших до глубокой старости или просто тяжелобольных стукачей. А в Польше все было совсем по-другому, там из числа разоблаченных государственных деятелей только немногие прослужили тайными агентами вплоть до полной победы демократии, большинство из них уволились из органов «по собственному желанию» задолго до этого времени. Некоторые из этих завербованных политиков пробыли в стукачах вообще всего несколько месяцев, но это уже большая редкость, обычно такой «трудовой стаж» у большинства стукачей составлял не меньше нескольких лет.
В польских СМИ этой загадки почти никто вообще не замечает, почему Служба Безопасности в те годы спокойно увольняла «по собственному желанию» многих своих агентов из числа активных «борцов за демократию»? Ведь этому разбеганию агентуры было очень легко помешать! Деятель оппозиции мог плевать на госбезопасность, только пока он еще не завербован, а когда он поработал на органы уже несколько лет и в его личном деле агента имеются собственноручно написанные доносы и денежные расписки, то с такого проглоченного крючка уже сорваться практически невозможно. И ладно бы польские чекисты тогда отпускали на волю таких агентов, которые категорически не желали больше заниматься «политикой» - это еще можно как-то понять. Так ведь нет же, многие уволившиеся стукачи тогда успешно продолжали и дальше свою «борьбу за демократию»! Тот же Лех Валенса, например, как раз накануне этого официального «прекращения сотрудничества» с госбезопасностью в 1976 году, вдруг резко активизировал свою антикоммунистическую деятельность и вскоре вступил в «свободный профсоюз», организованный Гвяздой. Польские журналисты никак этот парадокс не комментируют, просто молча предполагают, что у Валенсы вроде как совесть тогда проснулась, вот он и попытался тогда порвать отношения с органами и загладить свою вину.
Совесть, конечно, может у любого когда-нибудь проснуться. Но такая гипотеза никак не объясняет поведение чекистских кураторов Валенсы, у них что, тоже вдруг совесть проснулась, если они дали своему агенту сорваться с крючка и позволили ему свободно вести борьбу с правящим режимом? У нас имеется другая гипотеза для объяснения этой загадки, разумеется, никто тогда даже и не думал отпускать Леха Валенсу и других подобных стукачей - это все делалось только для вида. Просто в 1970 годы (если не раньше) польские чекисты начали формально увольнять своих самых перспективных агентов и переводить их из официальных структур госбезопасности в свою тайную чекистскую мафию. Это была глубоко законспирированная спецоперация, причем чекисты конспирировались тогда на самом деле от партийного аппарата, который вскоре был ими отстранен от реальной власти. В Польше было тогда больше 200 тысяч тайных агентов спецслужб, но из них лишь очень немногие попали в эту чекистскую мафию. Именно эта отборная агентура, которую тогда вывели из-под контроля партийного аппарата, была потом использована чекистами для тайного захвата власти в стране и теперь всеми группировками правящей элиты демократической Польши руководят эти агенты чекистской мафии.
У Валенсы и прочих стукачей высшего ранга просто сменились тогда чекистские кураторы. Наша версия такая: эти тайные агенты стали работать на внешнюю разведку «народной Польши», то есть, в конечном счете, на мафию внешней разведки нашего КГБ. Есть также некоторые основания предполагать, что польская военная разведка сыграла тогда особенно важную роль в таких делах, но с этим вопросом еще надо разбираться, у нас пока слишком мало информации. И все шло хорошо, пока после 1990 года во всей чекистской мафии не начались расколы на враждующие кланы и Польша тоже не избежала тогда этих расколов и раздоров. Но об этом мы подробнее поговорим потом. А пока вернемся к началу 1980 годов. 13 декабря 1981 года по приказу генерала Ярузельского были всего за одну ночь арестованы и интернированы несколько тысяч руководителей и активистов «Солидарности» и других демократических организаций, вот как делаются такие дела, когда чекисты работают серьезно, а не устраивают «путч» только для вида. Разумеется, в Польше была тогда тут же отключена вся телефонная связь, а когда телефоны потом опять включили, то долгое время автоматический голос честно предупреждал всех граждан:

«Розмова контролована!».

Что интересно, в эту ночь 13 декабря были арестованы далеко не все даже самые видные борцы за демократию, как-то очень выборочно это все делалось. Кто-то из них вообще почему-то не попал в этот «черный список», а некоторым руководителям «Солидарности» будто бы удалось бежать в эту ночь, и они потом по нескольку лет скрывались в подполье. Самые крутые из таких беглецов тогда организовали подпольные структуры «Солидарности» и успешно руководили борьбой против правящего режима, устраивали разные стачки и демонстрации. Польские чекисты почему-то долгое время никак не могли поймать всех этих подпольщиков, пока в стране не началась «перестройка» и не объявили амнистию всем политзаключенным. Сидели тогда интернированные лидеры «Солидарности» тоже очень по-разному. Кого-то разместили в переоборудованных для этого санаториях и домах отдыха, а кто-то попал и в настоящие тюрьмы, в камеры с уголовниками. Самого Леха Валенсу, например, держали тогда под охраной на правительственной даче, с небывалым для политзаключенного комфортом. В газетах тогда были снимки:

«Валенса удит рыбу в пруду».

Уже через полгода была отпущена домой первая партия интернированных и в их числе было много таких деятелей, которые подписали обязательство перед властями впредь вести себя хорошо. А через год отпустили уже большинство арестованных. Но самые «неисправимые» деятели оппозиции получали тогда большой срок по суду и сидели в тюрьмах вплоть до «перестройки».

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Олег Греченевский.

Subscribe

  • Спонсоры революций и национальных предателей.

    Независимый исследователь тайн прошлого О.Павлюченко в одном из своих роликов уже отмечал, что начиная, как минимум, с первой половины XIX века,…

  • Д.Айк об общей "верхушке" тайных обществ.

    Тема тайных обществ служащими им наемными болтунами специально подается как выдумки и фантазии психически больных людей, а потому часто…

  • «Что такое ПАДЛА?»

    Здравствуйте 1. Недавно разговор услышал: «Им вакцины на халяву сделали, а эти ПАДЛЫ прививаться не хотят» Совсем не понял, почему людей,…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments