Россия-Сегодня (sssr_cccr) wrote in antitrole,
Россия-Сегодня
sssr_cccr
antitrole

Categories:

И. В. СТАЛИН. ЧАСТЬ 22.

Аннотация. Данный сборник содержит цитаты из работ И. В. Сталина и охватывает период с 1901 по 1952 годы. Рассматривается довольно широкий круг вопросов. Все работы взяты из открытых источников. Предназначено для читателей, интересующихся отечественной историей. Составитель В. Кувшинов. Очень примечательно то, что данные цитаты актуальны и на сегодняшний день в современной России. В связи с тем, что усилилась антисоветская агитация и льющаяся ложь на И. В. Сталина, мы были вынуждены, начать публикацию исторических документов, обличающих жалкие потуги врагов, занимающихся клеветой на великую советскую эпоху и империю социализма - СССР.

1111

О Временном правительстве.

«Что должно сделать временное правительство? Оно должно разоружить тёмные силы, обуздать врагов революции, чтобы они не могли вновь восстановить царское самодержавие. Оно должно вооружить народ и способствовать доведению революции до конца. Оно должно осуществить свободу слова, печати, собраний и тому подобное. Оно должно уничтожить косвенные налоги и ввести прогрессивный налог на прибыли и наследство. Оно должно организовать крестьянские комитеты, которые урегулируют земельные дела в деревне. Оно же должно отделить церковь от государства и школу от церкви. Кроме этих общих требований, временное правительство должно осуществить и классовые требования рабочих: свободу стачек и союзов, 8 часовой рабочий день, государственное страхование рабочих, гигиенические условия труда, учреждение «бирж труда» и так далее. Одним словом, временное правительство должно полностью осуществить нашу программу минимум и немедленно приступить к созыву всенародного Учредительного собрания, которое «навсегда» узаконит изменения, происшедшие в общественной жизни. Кто должен войти во временное правительство? Революцию совершит народ, а народ - это пролетариат и крестьянство. Ясно, что они должны взять на себя и доведение революции до конца, обуздание реакции, вооружение народа и тому подобное. А для всего этого необходимо, чтобы пролетариат и крестьянство имели защитников своих интересов во временном правительстве. Пролетариат и крестьянство будут господствовать на улице, они будут проливать свою кровь, ясно, что они должны господствовать и во временном правительстве» - («Временное революционное правительство и социал демократия» том 1 страница 138).

«Говорят о доверии к Временному правительству, о необходимости такого доверия. Но как можно доверять правительству, которое само не доверяет народу в самом важном и основном? Сейчас идёт война. Идёт она на основании договоров с Англией и Францией, заключённых царём за спиной народа и освящённых Временным правительством без согласия народа. Народ вправе знать содержание этих договоров, рабочие и солдаты вправе знать, из за чего льётся кровь. Чем ответило Временное правительство на требование рабочих и солдат опубликовать договоры? Заявлением о том, что договоры остаются в силе. А договоры всё же не опубликовало и не собирается опубликовать!» - («О Временном правительстве» том 3, страница 39).

«Всем известен конфликт, возникший между крестьянами и Временным правительством. Крестьяне требуют немедленной распашки забрасываемых помещиками земель, считая такой шаг единственным средством обеспечить хлеб не только населению в тылу, но и армии на фронте. В ответ на это Временное правительство объявило крестьянам решительную войну, поставив аграрное движение вне «закона», причём разослало на места комиссаров для ограждения помещичьих интересов от «покушений» со стороны «самоуправных» крестьян. Временное правительство предложило крестьянам воздерживаться от конфискации земли до созыва Учредительного собрания: оно де всё разрешит» - («Отставшие от революции» том 3, страница 61).

«Милюков сказал на одном из заседаний, что Россия расценивается на международном рынке, как поставщик людей, и получает за это деньги, и если выяснилось, что новая власть, в лице Временного правительства, неспособна поддержать единого фронта наступления на Германию, то и не стоит субсидировать такое правительство» - (Выступления на VI съезде РСДРП(б) том 3, страница 175).

«Почему мы, большевики, в апреле 1917 года не выставили практического лозунга свержения Временного правительства и установления Советской власти в России, хотя и были убеждены, что в ближайшем будущем мы станем перед необходимостью свержения Временного правительства и установления Советской власти? Потому, что широкие массы трудящихся как в тылу, так и на фронте, наконец, сами Советы не были еще готовы к усвоению такого лозунга, верили еще в революционность Временного правительства. Потому, что Временное правительство не успело еще оскандалиться и дискредитировать себя поддержкой контрреволюции в тылу и на фронте» - («Объединённый пленум ЦК и ЦКК ВКП(б)» том 10, страница 29).

О Государственной Думе.

«Приближаются выборы в районные думы. Списки кандидатов приняты и опубликованы. Избирательная кампания идёт полным ходом. Выставляют списки самые разнообразные «партии»: действительные и мнимые, старые и новоиспечённые, серьёзные и игрушечные. Пестрота и причудливость флагов невообразимая» - («Муниципальная кампания» том 3, страница 67).

«Избирательная борьба - это живое дело, а узнать партии можно только на деле. Ясно, что чем ожесточённее велась борьба, тем отчётливее должна была выявиться и физиономия борющихся» - («Избирательная борьба в Петербурге и меньшевики» том 2, страница 14).

«Мы верим, что подкупить и обмануть весь народ не смогут «имущие и влиятельные лица» при свободе предвыборной агитации» - («Временное революционное правительство и социал демократия» том 1, страница 153).

«Из всех буржуазных групп, выставивших собственные списки кандидатов, наиболее неопределённое положение занимают беспартийные группы. Кто они, откуда они и куда держат путь? Все они - буржуазные группы. Это большей частью - купцы, промышленники, домовладельцы, люди «свободных профессий», интеллигенты. У них нет принципиальных программ. Избиратели так и не узнают, чего собственно добиваются эти группы, приглашающие обывателей голосовать за них. У них нет муниципальных платформ. Избиратели так и не узнают, каких улучшений требуют они в области городского хозяйства, из за чего, собственно, голосовать за них. У них нет прошлого, ибо их не было в прошлом. У них нет будущего, ибо они исчезнут после выборов, как прошлогодний снег. Они возникли только в дни выборов и живут только в данную минуту, пока есть выборы: пробраться бы как нибудь в районную думу, а потом хоть трава не расти. Это - боящиеся света и павды беспрограммные группы из буржуазии, старающиеся контрабандным путём протащить своих кандидатов в районные думы. Темны их цели. Тёмен их путь» - («Муниципальная кампания» том 3, страница 76).

«Итак, что такое нынешняя Дума и каково должно быть наше отношение к ней? Ещё из манифеста 17 октября было известно, что особенно больших прав Дума не имеет: это - собрание депутатов, которое «имеет право» совещаться, но «не имеет права» переступать существующие «основные законы». За ней надзирает Государственный совет, который «имеет право» отменить любое постановление Думы. А на страже стоит вооружённое с ног до головы царское правительство, которое «имеет право» разогнать Думу, если она не удовольствуется совещательной ролью. Что же касается лица Думы, то мы и до открытия съезда знали, из кого она будет состоять, мы и тогда знали, что Дума в большей части должна будет состоять из кадетов. Этим мы вовсе не хотим сказать, будто сами кадеты составили бы большинство в Думе, - мы лишь говорим, что приблизительно из пятисот членов Думы одну треть составили бы кадеты, другую треть составили бы промежуточные группы и правые («партия демократических реформ», умеренные элементы из беспартийных депутатов, октябристы и прочие), которые в моменты борьбы с крайними левыми (с рабочей группой и группой революционных крестьян) объединились бы вокруг кадетов и голосовали бы за них, и, таким образом, хозяевами положения в Думе были бы кадеты.
А кто такие кадеты? Можно ли их назвать революционерами? Конечно, нет! Тогда кто же такие кадеты? Кадеты - это партия соглашателей: они хотят ограничения прав царя, но не потому, что они якобы сторонники победы народа, - царское самодержавие кадеты хотят заменить самодержавием буржуазии, а не самодержавием народа (смотри их программу), а для того, чтобы и народ умерил свою революционность, взял обратно свои революционные требования и как нибудь столковался с царём, кадеты хотят соглашения царя с народом. Как видите, большинство Думы должно было составиться из соглашателей, а не революционеров. Это было само собой ясно ещё в первой половине апреля.
Таким образом, бойкотируемая и бессильная, с ничтожными правами, с одной стороны, нереволюционная и соглашательская в своём большинстве, с другой, - вот что собой представляла Дума. Бессильные и без того обычно становятся на путь соглашательства, а если к тому же у них и устремления нереволюционные, то они тем скорее скатываются к соглашательству. То же самое должно было случиться и с Государственной думой. Она не могла целиком стать на сторону царя, так как она желает ограничения прав царя, но она не могла перейти и на сторону народа, так как народ выдвигает революционные требования. Поэтому она должна была стать между царём и народом и взяться за их примирение, то есть заняться толчением воды в ступе. С одной стороны, она должна была убедить народ, чтобы он отказался от «чрезмерных требований» и как нибудь столковался с царём, а, с другой стороны, она должна была явиться маклером перед царём, чтобы он малость уступил народу и тем самым положил конец «революционной смуте». Вот с какой Думой имел дело Объединительный съезд партии» - («Современный момент и объединительный съезд рабочей партии» том 1, страница 260).

«Дума - это ублюдочный парламент. Она только на словах будет обладать решающим голосом, на деле же у неё будет лишь совещательный голос, ибо в качестве цензоров над нею будут стоять верхняя палата и вооружённое до зубов правительство. В манифесте прямо говорится, что ни одно постановление Думы не может быть проведено в жизнь, если его не одобрят верхняя палата и царь. Дума не является народным парламентом, это парламент врагов народа, ибо выборы в Думу не будут ни всеобщими, ни равными, ни прямыми, ни тайными» - («Государственная дума и тактика социал демократии» том 1, страница 207).

«То есть нынешняя Дума не вышла из недр народа, что она является антинародной, и потому не выражает воли народа» - («Современный момент и объединительный съезд рабочей партии» том 1, страница 264).

«Как мы можем смести Думу: участием в выборах или бойкотом выборов - в этом теперь вопрос. Одни говорят: мы непременно должны принять участие в выборах, чтобы в сетях, расставленных реакцией, запутать самоё реакцию и тем самым окончательно сорвать Государственную думу. Другие отвечают им: участвуя в выборах, вы невольно помогаете реакции в деле создания Думы и таким образом сами обеими ногами попадаете в сети, расставленные реакцией. А это значит, что сперва вы заодно с реакцией создаёте царскую Думу, а потом под давлением жизни пытаетесь разрушить вами же созданную Думу, что несовместимо с требованиями принципиальности нашей политики. Одно из двух: либо откажитесь от участия в выборах и приступайте к срыву Думы, либо откажитесь от срыва Думы и приступайте к выборам с тем, чтобы вам не пришлось потом разрушать того, что вами же создано. Ясно, что единственно правильный путь - активный бойкот, посредством которого мы изолируем реакцию от народа, организуем срыв Думы и тем самым лишаем всякой почвы этот ублюдочный парламент. Так рассуждают сторонники бойкота. Кто же из них прав? Два условия необходимы для подлинной социал демократической тактики: первое то, что она не должна противоречить ходу общественной жизни, и второе то, что она должна всё выше и выше подымать революционный дух масс. Тактика участия в выборах противоречит ходу общественной жизни, ибо жизнь подрывает устои Думы, а участие в выборах укрепляет её устои и тем самым идёт в разрез с жизнью. Тактика же бойкота сама собой вытекает из хода революции, ибо она совместно с революцией с самого начала дискредитирует и подрывает устои полицейской Думы.
Тактика участия в выборах ослабляет революционный дух народа, ибо сторонники участия зовут народ на полицейские выборы, а не к революционным действиям, они видят спасение в избирательных бюллетенях, а не в выступлении народа. А полицейские выборы породят в народе обманчивое представление о Государственной думе, разбудят в нём ложные надежды и невольно наведут его на мысль: по-видимому, Дума не так уж плоха, иначе социал демократы не советовали бы нам принять в ней участие, - авось нам улыбнётся счастье, и Дума пойдёт нам на пользу. Тактика же бойкота не сеет никаких ложных надежд на Думу, а прямо и недвусмысленно говорит, что единственное спасение - в победоносном выступлении народа, что освобождение народа может быть осуществлено только руками самого народа, и так как Дума является помехой этому, надо теперь же приняться за её устранение. Здесь народ рассчитывает только на самого себя и с самого же начала занимает позицию, враждебную Думе как цитадели реакции, а это всё выше будет подымать его революционный дух, подготовляя почву для всеобщего победоносного выступления. Революционная тактика должна быть ясной, чёткой и определённой, а тактика бойкота как раз и обладает этими качествами» - («Государственная дума и тактика социал демократии» том 1, страница 208).

От редакции Интернет-ресурса «Россия-Сегодня».

Великий гений И. В. Сталин дал чёткую тактику и стратегию борьбы со всеми выборами и голосованиями, происходящими в современной России. Только бойкот любых предложений от олигархической системы, где необходимо участие людей, обладает необходимым преимуществом и возрождает пассионарность народа. Только таким образом можно поднять дух победы справедливости над злом.

«Мы не будем заниматься разбором того, какая тактика была более правильна - бойкот или участие в выборах. Заметим лишь следующее: Если сегодня Дума ничем, кроме разговоров, не занимается, если она застряла между революцией и контрреволюцией, - это значит, что сторонники участия в выборах ошибались, когда звали народ на выборы, возбуждая в нём ложные надежды» - («Современный момент и объединительный съезд рабочей партии» том 1, страница 260).

«Наша фракция должна выяснять с думской трибуны всему народу всю истину относительно переживаемой революции. Она должна сказать народу во всеуслышание, что в России нет возможности мирным путём добиться освобождения народа, что единственный путь к свободе - это путь всенародной борьбы против царской власти» - («Наказ социал демократическим депутатам» том 2, страница 79).

От редакции Интернет-ресурса «Россия-Сегодня».

Великий человек И. В. Сталин, дал чёткий ответ, каким путём можно прийти к победе и другого пути нет.

«Вы слышите, рабочие: соглашательская кадетская Дума может, оказывается, превратиться в центр революции и очутиться во главе её, - от собаки, оказывается, может родиться ягнёнок! Что вам тревожиться - отныне нет нужды ни в гегемонии пролетариата, ни в том, чтобы народ сплачивался именно вокруг пролетариата: нереволюционная Дума сама сплотит вокруг себя революционный народ, и всё будет в порядке! Вот, оказывается, как просто делается революция, вот как нужно, оказывается, доводить до конца нынешнюю революцию!» - («Современный момент и объединительный съезд рабочей партии» том 1, страница 264).

О государственном аппарате и бюрократии.

«Мы хотим иметь государственный аппарат, как средство обслуживания народных масс, а некоторые люди этого госаппарата хотят превратить его в статью кормления. Вот почему аппарат в целом фальшивит» - (XII съезд РКП(б), «Организационный отчёт Центрального комитета РКП(б)» том 5, страница 207).

От редакции Интернет-ресурса «Россия-Сегодня».

И вновь слова И. В. Сталина звучат актуально для аппарата управления государством, который превратил свою службу в кормушку для кормления, тем самым деградировал и стал коррупционным.

«Чем отличается советский государственный аппарат от аппарата буржуазного государства? Прежде всего тем, что буржуазный государственный аппарат стоит над массами, ввиду чего он отделён от населения непроходимым барьером и, по самому своему духу, чужд народным массам. Между тем как советский государственный аппарат сливается с массами, ибо он не может и не должен стоять над массами, если он хочет сохранить себя именно как советский государственный аппарат, ибо он не может быть чужд этим массам, если он действительно хочет охватить миллионные массы трудящихся. В этом одно из принципиальных отличий советского государственного аппарата от аппарата буржуазного государства» - («Вопросы и ответы» том 7, страница 160).

«Советский государственный аппарат в глубоком смысле этого слова состоит из Советов плюс миллионные организации всех и всяких беспартийных и партийных объединений, соединяющих Советы с глубочайшими «низами», сливающих государственный аппарат с миллионными массами и уничтожающих шаг за шагом всякое подобие барьера между государственным аппаратом и населением» - («Вопросы и ответы» том 7, страница 162).

«Нельзя смешивать, а значит, и отождествлять наше государство с нашим правительством. Наше государство есть организация класса пролетариев в государственную власть, призванную подавлять сопротивление эксплуататоров, организовать социалистическое хозяйство, ликвидировать классы и так далее. Наше же правительство есть верхушка этой государственной организации, её руководящая верхушка. Правительство может ошибаться, оно может допустить ошибки, угрожающие временным провалом диктатуре пролетариата, но это еще не будет означать, что пролетарская диктатура является неправильной или ошибочной, как принцип построения государства в переходный период. Это будет означать лишь то, что руководящая верхушка плоха, что политика руководящей верхушки, политика правительства не соответствует диктатуре пролетариата, что эта политика должна быть изменена в соответствии с требованиями диктатуры пролетариата. Государство и правительство однородны по своей классовой природе, но правительство уже по объёму, и оно не покрывает государства. Они связаны между собой органически и зависят друг от друга, но это еще не значит, что их можно валить в одну кучу» - («К вопросу о рабоче крестьянском правительстве» том 9, страница 181).

«Ещё больше недопустимо смешение вопроса о классовой природе нашего государства и нашего правительства с вопросом о повседневной политике нашего правительства. Классовая природа нашего государства и нашего правительства ясна сама собой, - она пролетарская. Цели нашего государства и нашего правительства тоже ясны, - они сводятся к подавлению сопротивления эксплуататоров, к организации социалистического хозяйства, к уничтожению классов и так далее. Всё это ясно. К чему сводится, в таком случае, вопрос о повседневной политике нашего правительства? Он сводится к вопросу о тех путях и средствах, при помощи которых могут быть осуществлены классовые цели пролетарской диктатуры в нашей крестьянской стране. Пролетарское государство необходимо для того, чтобы подавлять сопротивление эксплуататоров, организовать социалистическое хозяйство, уничтожить классы и так далее. Наше же правительство необходимо, кроме всего этого, ещё для того, чтобы наметить те пути и средства (повседневная политика), без которых немыслимо осуществление этих задач в нашей стране, где пролетариат составляет меньшинство, где крестьянство является огромным большинством. Что это за пути и средства, к чему они сводятся? Они сводятся в основном к мероприятиям, направленным к сохранению и укреплению союза рабочих и основной массы крестьян, к сохранению и укреплению руководящей роли стоящего у власти пролетариата в этом союзе. Едва ли нужно доказывать, что вне такого союза и помимо такого союза наше правительство было бы бессильно, и мы не имели бы возможности прийти к осуществлению тех задач диктатуры пролетариата, о которых я только что говорил. Как долго будет существовать этот союз, эта смычка, и до какого времени будет продолжаться политика Советского правительства по укреплению такого союза, по укреплению такой смычки? Ясно, что до того времени, пока есть классы и пока будет существовать правительство, как выражение классового общества, как выражение диктатуры пролетариата» - («К вопросу о рабоче крестьянском правительстве» том 9, страница 182).

«Одно дело - вопрос о классовой природе государства и правительства, определяющей основные цели развития нашей революции, и другое дело - вопрос о повседневной политике правительства, о путях и средствах этой политики, необходимых для осуществления этих целей. Оба эти вопроса безусловно связаны между собой. Но это еще не значит, что они тождественны, что их можно валить в одну кучу» - («К вопросу о рабоче крестьянском правительстве» том 9, страница 184).

«Нельзя смешивать вопрос о классовой природе государства и правительства с вопросом о повседневной политике правительства» - («К вопросу о рабоче крестьянском правительстве» том 9, страница 185).

«Что значит государственное руководство пролетариата в отношении основной массы крестьянства? Есть ли это такое же руководство, какое имело место, например, в период буржуазно демократической революции, когда мы добивались диктатуры пролетариата и крестьянства? Нет, это не такое руководство. Государственное руководство пролетариата в отношении крестьянства есть руководство при диктатуре пролетариата. Государственное руководство пролетариата означает, что:
а) буржуазия уже свергнута,
б) у власти стоит пролетариат,
в) пролетариат не делит власти с другими классами,
г) пролетариат строит социализм, ведя за собой основные массы крестьянства.
Руководство же пролетариата при буржуазно демократической революции и диктатуре пролетариата и крестьянства означает, что:
а) капитализм остаётся как основа,
б) у власти стоит революционно демократическая буржуазия, представляющая преобладающую силу в составе власти,
в) демократическая буржуазия делит власть с пролетариатом,
г) пролетариат высвобождает крестьянство из под влияния буржуазных партий, руководит им идейно политически и подготовляет борьбу для свержения капитализма.
Разница тут, как видите, коренная» - («К вопросу о рабоче крестьянском правительстве» том 9, страница 186).

«Что касается классовой природы нашего государства, то я уже говорил выше, что Ленин дал на этот счёт точнейшую формулировку, не допускающую никаких кривотолков: рабочее государство с бюрократическим извращением в стране с преобладанием крестьянского населения. Кажется, ясно» - («К вопросу о рабоче крестьянском правительстве» том 9, страница 189).

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Материал предоставил кандидат философских наук Александр Шарапов.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments