Россия-Сегодня (sssr_cccr) wrote in antitrole,
Россия-Сегодня
sssr_cccr
antitrole

Category:

«ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ» РЕЖИМ. ЧАСТЬ 132.

Истоки нашего «демократического» режима. Часть 36.



Предупреждение - данный цикл статей не преследует никакой цели, кроме цели не преследовать никакой цели. Автор не призывает к чему-либо или ненависти к кому-либо. Есть собственное субъективное и оценочное мнение, которое разрешено высказывать любому гражданину страны. Насколько данные аргументы совпадают с действительностью, нам не известно и скорее всего это не истина в последней инстанции, а эмоциональная разгрузка человека, который переживает за бытие в целом. Мы не берёмся давать оценку в связи с новым пакетом законопроекта И. А. Яровой.

«Во времена всеобщей лжи говорить правду - это экстремизм» - (Джордж Оруэлл).

Мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть данных фактов. Информация взята из открытых источников. Всё что вы видите - это слухи и домыслы и нечего более. Редакция не разделяет мнения автора. Этот текст создан автором в состоянии аффекта, так как он очень впечатлительный человек с обострённым чувством справедливости и слишком близко к сердцу воспринимает чужое горе, поэтому многие его высказывания могут являться искажённым восприятием реальности. Всё является личным оценочным суждением автора. Верить ему на слово, безусловно, не нужно ни в коем случае. Предлагаем читателям составить своё собственное не зависимое от авторского оценочного суждения. Мы не имеем причин не доверять этим источникам, и если там вдруг имеется какая-либо недостоверная информация, проверить которую лично у нас нет возможности, то значит нас ввели в заблуждение. Никакого оскорбления или явного неуважения к кому бы то ни было в тексте не имеется, и если Вам что-то показалось, то значит это Ваши домыслы, а также это Ваше личное мнение, и автор не несёт ответственности за Ваши бурные фантазии! Все совпадения случайны.

Первая попытка люстрации в Польше.


Продолжим разговор о первой попытке «люстрации». По приказу министра Мачеревича 10 февраля 1992 года в МВД было создано новое, тайное подразделение из 30 человек - для изучения всех архивов госбезопасности. Им было отведено специальное помещение в здании МВД, куда не мог попасть никто посторонний и туда начали привозить для просмотра все (уцелевшие к тому времени) документы из архивов спецслужб. Журналисты справедливо указывают на полную бесконтрольность этой команды: никто теперь уже не узнает, какие документы госбезопасности были тогда использованы для составления списка агентов, а какие были отложены в сторону или вообще уничтожены. Есть сведения, что команда Мачеревича была тогда снабжена тремя современными машинками для уничтожения документов. Критикуют Антония Мачеревича и за состав этой набранной им спецгруппы: там была, в основном, совершенно посторонняя публика, которая раньше не имела вообще никакого отношения к правоохранительным органам. Какие-то никому не известные студенты, рабочие, научные сотрудники и так далее. Многим из них было всего по 25-30 лет, самой молоденькой студентке был всего 21 год. Некоторые журналисты считают, что со стороны Мачеревича было полной безответственностью доверить такой случайной публике самые неприглядные и взрывоопасные тайны польского государства - все равно, что дать ей в руки атомную бомбу! На наш взгляд, эти критики тут не совсем правы. Во-первых, мы категорически не верим, что группировка Ольшевского и в самом деле допустила тогда к просмотру архивов госбезопасности совершенно случайных людей с улицы, там были, скорее всего, только проверенные (где надо) кадры. А во-вторых, даже если Мачеревич и не работал тогда на один из кланов чекистской мафии, то он все равно сделал тогда все правильно, такую ответственную техническую работу и должна была делать незаинтересованная молодежь со стороны. Ни журналистов, ни полицейских, ни борцов за демократию - вообще никого из опытных и заслуженных деятелей нельзя было тогда даже близко подпускать к таким архивам. Ведь любой из таких уважаемых граждан мог там наткнуться на документы о сотрудничестве с госбезопасностью своих самых лучших друзей, или даже обнаружить в архиве свои собственные доносы. Кроме того, вовсе не эти студенты из команды Мачеревича тогда принимали окончательное решение, кого из обнаруженных стукачей включить в итоговый список тайных агентов, надо полагать, что все такие вопросы решал лично сам министр Мачеревич. Так что эта «атомная бомба» попала тогда в надежные руки и рванула в нужном месте и в нужное время! Никто из серьезных аналитиков в Польше не сомневается, что этот «взрыв» был направленного характера и в этот «список Мачеревича» записали далеко не всех обнаруженных тогда агентов, во время этой первой люстрации удар был нанесен в основном по политическим врагам группировки Ольшевского.
Мы немного дополним этот вывод, избиению тогда подверглись в основном деятели из московского клана КГБ или (возможно) какие-то случайные бывшие стукачи, которые вообще не попали ни в один клан чекистской мафии. Зато многие агенты проамериканского клана КГБ могли теперь особенно не волноваться за себя, похоже, что команда Мачеревича хорошо тогда очистила архивы госбезопасности от всех ненужных документов. А ведь вся люстрация агентов спецслужб в Польше основывается исключительно на этих архивах, нет архивных документов - значит, не стукач! Такой яркий пример, в каких только партиях потом не обнаруживали бывших тайных агентов, но, например, партия «Порозумение Центрум» в этом смысле осталась белее снега! Ни одного депутата Сейма или министра из этой весьма многочисленной правой партии почему-то так и не разоблачили в связях с госбезопасностью - за все прошедшие годы. Министр Мачеревич справился со своим поручением досрочно, список тайных агентов был доставлен в Сейм 4 июня 1992 года в 10 часов утра. Собственно, этих списков бывших агентов тогда было на самом деле два:
1. Список из 64 человек - депутатов парламента (Сейма и Сената), вице-министров и министров.
2. Список всего из двух высших должностных лиц государства - президента Польши Леха Валенсы и спикера («маршалка») Сейма Веслава Хржановского.
Даже первый «список Мачеревича» получили тогда не все депутаты Сейма, а только руководители парламентских фракций и комиссий, но это были десятки человек, так что широкое распространение этого документа было гарантировано. Второй же, самый важный «список» из двух фамилий, был тогда послан только пяти высшим госчиновникам, включая сюда двоих этих стукачей, но и этого было достаточно, чтобы слух об их разоблачении тут же охватил всю страну. Трудно себе представить, что творилось в тот день в Сейме! Хотя в список Мачеревича попали только 40 депутатов из 460, но сильно возмущались и многие из тех, кто свою фамилию в этом списке не нашел. Про самих же разоблаченных агентов и говорить нечего - двоих таких стукачей в тот день прямо из Сейма отвезли в больницу, с сердечным приступом. Большинство парламентских фракций было тогда твердо настроено на немедленную отставку правительства. Правда, у правительства Ольшевского были тогда и сторонники в Сейме, но они составляли только примерно четвертую часть депутатов. Президент Валенса отреагировал уже примерно через час после рассылки этого «списка Мачеревича» - он отправил в Сейм требование немедленно отправить в отставку премьер-министра Ольшевского и все его правительство. Лех Валенса в тот день опять распустил свой язык и чуть не проболтался перед всем народом, видимо, сказался шок от этого внезапного разоблачения.
Позднее стало известно, что президент Валенса тогда написал и отправил в пресс-центр свое официальное заявление, где у него вырвались некоторые ненужные признания, вроде того, что действительно, ему в те годы как-то пришлось после ареста «подписать три или четыре документа» в госбезопасности, но он тогда был готов вообще все что угодно подписать, чтобы только вырваться на свободу и продолжить свою борьбу с ненавистным режимом! Так что он сделал тогда все правильно и ни в чем не раскаивается. Но уже через пару часов Валенса пришел в себя (или ему умные люди из его окружения подсказали) и это заявление было им аннулировано и отозвано обратно. Опубликовано оно тогда так и не было, но его все же многие видели и запомнили. Вместо этого официального заявления президент Валенса написал в тот день другое, в котором он просто коротко потребовал немедленно уволить премьер-министра Ольшевского и при этом уже не вдавался в разные воспоминания. Уволить правительство Ольшевского моментально у депутатов Сейма не получилось, нужно было соблюсти регламент, была заранее утвержденная повестка дня и так далее. Потом был перерыв и все парламентские фракции тогда провели свои отдельные заседания. Обсуждение вопроса об отставке правительства началось только вечером этого дня (4 июня 1992 года). В этом Сейме было больше десятка парламентских фракций и вот лидеры всех этих фракций стали по очереди высказываться, как их партия относится к отставке правительства. Некоторые из них впали тогда в настоящую истерику по поводу «списка Мачеревича» и самой идеи проводить люстрацию агентуры. Но далеко не все так нервно реагировали, например, лидер фракции «левых» Квасневский тогда вообще ни слова не сказал об этой люстрации, а просто заявил коротко:

«Правительство Ольшевского надо отправить в отставку - поскольку оно проводит совсем не те реформы в области экономики, какие надо!».

Александр Квасневский был из проамериканского клана КГБ, но он не мог тогда высказаться в защиту правого правительства - товарищи по партии его бы не поняли. Выступил также Ярослав Качинский, от партии «Порозумение Центрум», он тогда твердо поддержал и правительство Ольшевского, и проводимую им люстрацию агентов. Эти парламентские дебаты уже подходили к концу, когда в 23-30 по обеим телепрограммам TVP выступил премьер-министр Ян Ольшевский. Ольшевский тогда не выбирал дипломатических выражений, а высказался с предельной ясностью, в первый раз в Польше появилось независимое правительство, которое захотело освободить страну от агентов спецслужб коммунистического режима и «внешних врагов страны». Но эти тайные агенты не хотят отдавать свою власть, они против люстрации и поэтому теперь собираются отправить в отставку это замечательное правительство! Закончил это телевизионное выступление Ян Ольшевский своим знаменитым вопросом:

«Чья теперь будет Польша?».

Ольшевский успел выступить чуть ли не в последнюю минуту, в 00-45 (уже 5 июня) состоялось голосование в Сейме и правительство было отправлено в отставку («За» - 273 депутата, «Против» - 119, «Воздержалось» - 33). Дальше начались длительные дрязги по формированию нового правительства - правительство Сухоцкой было утверждено Сеймом только через месяц. Это правительство тоже было многопартийным и в нем кроме правых участвовали также либералы. Но теперь уже все министры поголовно были только из московского клана КГБ! Так что теперь и президент, и правительство принадлежали к этому чекистскому клану. Московский клан получил тогда всю власть над страной в свои руки, но это продолжалось недолго, уже осенью 1993 года после парламентских выборов было сформировано новое левое правительство, которое опять состояло из представителей обоих чекистских кланов. В политическом плане проамериканский клан КГБ потерпел летом 1992 года полное поражение. Особенно неприятной для него была тогда зачистка силовых структур, которые сразу же перешли под полный контроль президента Валенсы. Причем президент Валенса удерживал за собой все силовые министерства и спецслужбы вплоть до своей отставки в 1995 году. Группировка Ольшевского и не рассчитывала тогда на немедленную победу, когда начала свою люстрацию агентуры и разворошила все это осиное гнездо. Это была в основном работа на будущие выборы, то есть в чистом виде «черный пиар» по дискредитации президента Валенсы и прочих деятелей из московского клана. В конечном счете, этот план проамериканского клана удался, но далеко не сразу. Польское общество долгое время наотрез отказывалось поверить, что главный борец за демократию Лех Валенса был на самом деле агентом госбезопасности, как и многие другие лидеры демократической оппозиции. Сторонникам братьев Качинских и Ольшевского пришлось много лет каждый день долбить об этом в своих СМИ, чтобы значительная часть общества все же смогла как-то переварить эту очень неприятную правду. Притом за эти годы было собрано множество свидетельств и улик против Валенсы - больше, чем на любого другого стукача в Польше. Даже некоторые чекистские кураторы Леха Валенсы потом согласились дать показания против него на суде. Были также свидетели разговора, который состоялся в августе 1980 года между партийным вождем Польши Эдвардом Гереком и тогдашним министром внутренних дел. Министр тогда успокоил Герека насчет стачки на Гданьской судоверфи:

«Там сейчас всеми делами заправляет наш человек, Валенса».

Правда, на люстрационном суде в 2000 году Валенсу все равно оправдали, все эти улики были признаны неубедительными. А в его личном деле тайного агента оказались только ксерокопии его доносов и денежных расписок - для суда это все не доказательство. Точнее говоря, там были сначала подлинники этих документов, и многие свидетели их видели. Но сразу же после скандала со «списком Мачеревича» президент Валенса приказал прислать ему это свое личное дело «для ознакомления» и держал потом его у себя. После ухода с поста президента у Леха Валенсы потребовали вернуть эту папку, и он ее вернул. Но подлинных документов с его подписью там теперь уже почему-то не оказалось! Вернемся к событиям 4-5 июня 1992 года. Только немногие поляки сразу же поверили всем разоблачениям Ольшевского и Мачеревича, но подавляющее большинство населения верить в такие вещи категорически не желало. И реакция большей части политической элиты страны на эту «люстрацию» тоже была сначала резко отрицательной. Большинство польских журналистов отнеслось тогда к этим разоблачениям примерно так, это все было давно и неправда! А если кто-то из арестованных борцов за свободу и поддался в свое время сильному нажиму госбезопасности, то лучше теперь простить таких бедолаг и оставить их в покое. Такой красноречивый факт: ни одно солидное издание в стране так и не опубликовало этот «список Мачеревича» за все эти годы! На такое решилась только пара желтых газетенок. Так что этот список больше распространялся в Польше в самиздате, пока в конце 1990 годов не началось бурное развитие Интернета (сейчас «список Мачеревича» широко разошелся по всей польскоязычной Сети). Еще такой показатель отношения польского общества к деятельности Мачеревича, попадание в его «список» почти ни для кого из этих разоблаченных стукачей не стало немедленным концом их политической карьеры. Многие из них потом и министрами назначались, и в Сейм успешно переизбирались по нескольку раз. Особенно неуязвимыми тут оказались левые деятели, ведь ни они сами, ни их избиратели сотрудничество с бывшими коммунистическими спецслужбами особенно большим грехом не считают (хотя открыто в этом и не признаются). Правым и либералам было уже труднее отмываться от такого грязного пятна, но и тут был свой метод. Надо было только уйти в полный отказ и твердо заявлять всем:

«Госбезопасность состряпала все эти фальшивые документы, чтобы отомстить за мою борьбу за демократию!».

Только надо было тут стойко держаться до конца:

«Графологическая экспертиза доказала подлинность собственноручно написанных доносов? Эти эксперты ошиблись! Вот есть эксперты более опытные и более независимые и они считают эти документы искусно выполненной подделкой».

И так далее. Один люстрационный суд признал тебя стукачом, подавай кассацию в суд следующей инстанции, вплоть до Верховного Суда! Где-нибудь да оправдают, тут все зависит от состава суда. Ни Ян Ольшевский, ни Антоний Мачеревич не приобрели большого политического капитала своими разоблачениями и так и не стали в Польше популярными политиками. Они оба многократно (и вместе, и порознь) пытались сколачивать разные партии и избирательные блоки, но обычно все это кончалось полным провалом на выборах. Всего один раз одна из партий Ольшевского преодолела 5 % барьер и сумела самостоятельно пролезть в Сейм. А самый лучший результат тут был лично у самого Яна Ольшевского, на президентских выборах 1995 года, Ольшевский получил тогда 7 % голосов и занял четвертое место. В то же время некоторые разоблаченные стукачи из «списка Мачеревича» показали тогда на выборах гораздо лучшие результаты, притом не только левые, но и некоторые правые деятели. Например, Анджей Олеховский, видный политик из числа умеренно правых сторонников Леха Валенсы. Сразу же после скандальных разоблачений в июне 1992 года президент Валенса назначил Олеховского министром иностранных дел. Потом Олеховский участвовал в президентских выборах 2000 года и получил 17 % голосов - это был второй результат на этих выборах (но второго тура тогда не было - президент Квасневский победил в первом же туре). Причем эти выборы проходили уже после того, как в Польше с 1999 года стал действовать закон о люстрации. По этому новому закону все кандидаты на выборах любого уровня теперь должны прежде написать специальное люстрационное свидетельство, где обязаны сообщить о своем сотрудничестве с коммунистическими спецслужбами (если таковое было). Причем само по себе такое тайное сотрудничество преступлением не считается, но пусть избиратели знают, за кого они голосуют! А наказываются теперь только те, кто солжет в этом свидетельстве.
Так вот, Анджей Олеховский в 2000 году уже не стал прикидываться невинно оклеветанным белым барашком, а честно признался в своем люстрационном свидетельстве, что он был при коммунистах тайным агентом внешней разведки Польши. И ничего! Три миллиона поляков отнеслись к этому признанию довольно спокойно и посчитали Ольшевского подходящим кандидатом на пост президента страны и проголосовали на выборах 2000 года за него. Правда, к агентам внешней разведки ПНР в Польше теперь относятся гораздо снисходительнее, чем к стукачам Службы Безопасности, которые доносили на деятелей демократической оппозиции. Тем более что многие знают, что тайное сотрудничество с разведкой было неизбежной платой для тех, кого в те годы отпускали в длительную командировку в любую капиталистическую страну. А чтобы получить разрешение от компетентных органов на такую замечательную поездку, некоторые были бы готовы тогда хоть душу продать, образно выражаясь, не только подписать согласие о сотрудничестве со спецслужбами. Вот только вряд ли бы было такое благодушное отношение к Анджею Олеховскому со стороны миллионов польских избирателей, если бы они более четко представляли себе такие нюансы этого дела:
1. Олеховский не был тогда всего лишь «формальным агентом» для вида, он был самым настоящим тайным агентом внешней разведки, притом много лет (по архивным документам, Олеховский работал на польскую внешнюю разведку с 1972 года). Иначе его просто не выпускали бы тогда много раз за границу, и он не возглавил бы потом польский МИД.
2. Польская разведка тогда на самом деле подчинялась соответствующему отделу внешней разведки КГБ. Следовательно, Анджей Олеховский в конечном счете работал на советскую разведку и числился в картотеке ее агентуры.
3. Вполне возможно, что Олеховский после 1991 года работал и на внешнюю разведку России, пока руководство нашей СВР находилось в руках московского клана КГБ (то есть до 2000 года). Поскольку Олеховский относится именно к этому клану чекистской мафии и в этом у нас нет никаких сомнений.
Анджей Олеховский всегда совмещал занятия политикой и бизнесом, он и теперь входит в руководство многих международных корпораций, у которых есть свои филиалы в Польше. Среди них есть и такие финансовые гиганты, как «Гольдман Закс» и «Сити-банк». Польские аналитики всегда поражались тому, что западные кампании охотно берут к себе на высокие посты таких разоблаченных агентов бывших коммунистических спецслужб. Персонально насчет Анджея Олеховского мы поясним, те американские финансовые акулы, которые сейчас затрудняют его в качестве менеджера высокого ранга, входят в мафию ЦРУ, которой в России соответствует «семейный» клан КГБ. А этот чекистский клан теперь является как бы покровителем и защитником московского клана КГБ. Кроме того, московский клан до сих пор сохраняет очень сильные позиции в Польше, поэтому Олеховского, скорее всего, держат в этих американских корпорациях именно как видного и влиятельного представителя этого чекистского клана, а не ради его выдающихся финансовых способностей. Так что за карьеру Анджея Олеховского можно не волноваться, да и за других таких разоблаченных стукачей тоже! Большинству поляков глубоко наплевать на все эти разоблачения, они видят в них только какое-то мелкое политиканство и борьбу за власть. По данным социологических опросов, не более 7 % польских граждан озабочены проблемой люстрации агентов спецслужб и это как раз те 7 % избирателей, которые проголосовали за Яна Ольшевского на президентских выборах. Поэтому даже братья Качинские, которые всегда поддерживали люстрацию агентуры, предпочли все же отмежеваться от Ольшевского, сразу после скандальных разоблачений в июне 1992 года Яну Ольшевскому и его сторонникам пришлось уйти из «Порозумения Центрум» и организовать свою собственную партию. Это не могло быть тогда настоящим расколом, поскольку проамериканский клан КГБ тогда еще долгое время оставался единым. Значит, это был на самом деле, как бы «фиктивный развод», в тактических целях.
Интересны были попытки как-то обосновать этот «развод» перед избирателями, ведь никаких идейных расхождений между Лехом Качинским и Яном Ольшевским вообще никогда не было! Тогда каждый из этих двух деятелей во время избирательной кампании 1993 года стал уверять народ, что лично для него на первом месте проблемы экономики страны, а вот для его соперника самое главное, это разоблачить как можно больше агентов спецслужб. Впрочем, им обоим это уже не помогло, и партия «Порозумение Центрум» братьев Качинских, и избирательная коалиция Ольшевского на парламентских выборах осенью 1993 года потерпели провал и не попали в Сейм. Тогда в стране пошла «левая волна» и победили бывшие коммунисты. Но проамериканский клан в целом все равно скорее выиграл, его представители вошли в новое левое правительство Польши. О «списке Мачеревича» можно еще говорить долго, но нам лучше закругляться с этой темой.
Одну только вещь здесь стоит упомянуть, в этом списке был сильнейший перекос в сторону разоблачения левых и отчасти либералов, а правые партии вообще были почти не затронуты этими разоблачениями. Например, если взять депутатов Сейма, то больше всего агентов было обнаружено среди бывших коммунистов из фракции «Союз Левицы Демократичной» (SLD), там был разоблачен почти каждый пятый депутат (11 стукачей на 59 депутатов). И эта доля разоблаченных агентов постепенно снижалась при переходе к более правым партиям. Вплоть до полного абсурда на самом крайнем правом фланге Сейма, всего один стукач во фракции «Конфедерации Независимой Польши» (47 депутатов) и ни одного агента во всей фракции «Порозумение Центрум» из 23 депутатов (состав фракций здесь приведен на конец каденции этого Сейма, многие депутаты кочевали из одной фракции в другую). Такого просто не может быть, чтобы среди бывших партийных аппаратчиков оказался больший процент стукачей, чем среди правых депутатов, которые долгие годы боролись с коммунистическим режимом! Спецслужбам раньше вообще категорически запрещалось вербовать функционеров компартии. Правда, в последние годы социализма чекисты уже плевали на все запреты, они вербовали тогда, кого хотели, чтобы с помощью своих тайных агентов захватить контроль над партийным и государственным аппаратом. Но все равно, деятелей из демократической оппозиции госбезопасность вербовала тогда ничуть не меньше, а скорее всего, намного больше! А это означает, что подавляющее большинство обнаруженных агентов среди деятелей из правых партий министр Мачеревич, очевидно, просто не записал тогда в свой знаменитый список. Но и это еще не все, позднее оказалось, что и среди левых деятелей команда Мачеревича пропустила очень многих стукачей, потом в разное время были разоблачены еще 11 депутатов фракции «Союз Левицы Демократичной» из того же самого Сейма 1991-1993 годы. То есть реально в той фракции было 22 стукача на 59 депутатов (более трети) и притом нет никакой уверенности, что теперь там уже разоблачены абсолютно все тайные агенты.
Вот это уже более или менее реальный процент стукачей для всего польского парламента, третья часть депутатов. В нашем последнем Верховном Совете России тоже была именно такая доля агентуры спецслужб (по утверждению Сергея Степашина). Так что можно принять такую же примерную оценку и для польского Сейма. Эти пропущенные Мачеревичем стукачи из числа левых депутатов оказались представителями проамериканского клана КГБ, а разоблачил их, соответственно, московский клан чекистской мафии. Люстрация агентов вовсе не была игрой в одни ворота, за разоблачением президента Валенсы последовало потом разоблачение президента Квасневского и по разоблаченным президентам счет между кланами стал 1:1! Кроме того, было еще нашумевшее разоблачение премьер-министра Юзефа Олексы и других видных деятелей из левой части проамериканского клана КГБ. Московский клан хорошо отыгрался потом за счет этих бывших коммунистов. Такой вопрос, в 1991 году в Польше были настоящие демократические выборы, почему же в Сейм тогда могло попасть столько стукачей госбезопасности?
По нашей очень примерной оценке, их там было, возможно, около третьей части всего депутатского корпуса (если не больше). Ничего удивительного на самом деле здесь нет. Выборы-то были демократичные, но партийные списки кандидатов в депутаты составляли тогда руководители крупных партий, то есть агенты спецслужб, если называть вещи своими именами. Именно эти тайные агенты чекистской мафии решали, кого из партийных активистов поставить на проходные места списка, а кого задвинуть в самый конец или вовсе вычеркнуть. Разумеется, можно было тогда попытаться сколотить собственную партию и пойти с ней на выборы в Сейм. Но на деле это была только пустая трата времени и сил, шансы на победу на выборах уже тогда были только у больших партий, которые все были под контролем у чекистской мафии. Пытались так пробиваться различные «независимые кандидаты», причем много раз и все было без толку, нет финансирования - нет рекламы - полная информационная блокада в СМИ, а потом неизбежное поражение на выборах (знакомая картина). Например, тот же Анджей Гвязда как-то организовал собственную мелкую партию и попытался в 1993 году пройти с ней в Сейм и потерпел тогда такой сокрушительный провал, что больше уже ни разу таких попыток не делал. А ведь это был бывший заместитель председателя «Солидарности» Валенсы и политический деятель, известный на всю страну! Неизвестным же в народе политикам тут вообще ничего не светило. В заключение этой части надо отметить, что бурные события 1992 года в Польше проходили вполне синхронно с борьбой кланов чекистской мафии у нас в России. Например, в конце 1991 года президент Валенса назначил премьер-министром Яна Ольшевского и в Польше появилось тогда коалиционное правительство из обоих чекистских кланов. В России тоже тогда было общее перемирие между этими кланами и тоже было составлено коалиционное правительство Бурбулиса-Гайдара. Правда, у нас все силовые министерства и ведомства попали к московскому клану, а в Польше все было тогда наоборот. Первые заметные трения между чекистскими кланами в Польше проявились в начале апреля 1992 года, когда разгорелся конфликт между президентом Валенсой и правительством Ольшевского из-за контроля над армией.
Мы здесь можем указать на такое удивительное совпадение, именно тогда руководители Петросовета начали «наезжать» на председателя Комитета по внешним связям при мэре Петербурга, некоего В. В. Путина. А 1 апреля 1992 года появилась (известная в Сети) разоблачительная статья в городской газете «Смена», с которой начался тогда раскручиваться этот скандал вокруг «афер» Путина с лицензиями на вывоз цветных металлов и прочих его махинаций во внешней торговле. Мы уже упоминали в этой книге о том конфликте между депутатами Петросовета и Путиным, который произошел весной 1992 года. Теперь мы можем его уверенно квалифицировать, как атаку московского клана Петербурга на проамериканский клан Путина и мэра Собчака. Самый пик острого конфликта между премьером Ольшевским и президентом Валенсой пришелся на ночь с 4 на 5 июня 1992 года. В России примерно тогда же, в июне 1992 года, разразился достаточно острый политический кризис, вызванный той чудовищной финансовой аферой в банковской системе страны, которая получила название «чеченские авизо». Именно в этом месяце была запрещена эта кормушка для наших олигархов, а председатель Центробанка Г. Матюхин 16 июня 1992 года за эти художества был отправлен в отставку.
В нашей Госдуме тоже тогда кипели страсти, депутаты-патриоты во главе с Руцким и Хасбулатовым усиленно поливали президента Ельцина и правительство Гайдара за все эти махинации и шоковые реформы в экономике. На этом мы пока поставим точку, но обсуждение польской темы будет потом продолжено. Польша сейчас находится под властью тех же самых кланов чекистской мафии, что и Россия, поэтому эти польские дела помогут нам лучше понять, что происходит на нашей многострадальной Родине!

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Олег Греченевский.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments