Россия-Сегодня (sssr_cccr) wrote in antitrole,
Россия-Сегодня
sssr_cccr
antitrole

Category:

КАЗАКИ ПРИ РАННЕМ ПУТИНЕ.

«В эпоху славных перемен,
Страна ошиблась с ним маленько.
Её приподнял он с колен.
И возит мордою об стенку».

Владимир Кардаил.




К нам в редакцию пришёл интересный материал. Предупреждение - данная статья не преследует никакой цели, кроме цели не преследовать никакой цели. Автор не призывает к чему-либо или ненависти к кому-либо. Есть собственное субъективное и оценочное мнение, которое разрешено высказывать любому гражданину страны. Насколько данные аргументы совпадают с действительностью, нам не известно и скорее всего это не истина в последней инстанции, а эмоциональная разгрузка человека, который переживает за бытие в целом. Мы не берёмся давать оценку в связи с новым пакетом законопроекта И. А. Яровой.

«Во времена всеобщей лжи говорить правду - это экстремизм» - (Джордж Оруэлл).

Мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть данных фактов. Информация взята из открытых источников. Всё что вы видите - это слухи и домыслы и нечего более. Редакция категорически не разделяет мнение автора. Данный текст создан в состоянии аффекта, так как автор очень впечатлительный человек с обострённым чувством справедливости и слишком близко к сердцу воспринимает чужое горе, поэтому многие его высказывания могут являться искажённым восприятием реальности. Всё является авторским личным оценочным суждением. Верить ему на слово, безусловно, не нужно ни в коем случае. Предлагаем читателям составить своё собственное не зависимое от авторского оценочного суждения - мнение о произошедшем. Мы не имеем причин не доверять этим источникам, и если там вдруг имеется какая-либо недостоверная информация, проверить которую лично у нас нет возможности, то значит нас ввели в заблуждение. Никакого оскорбления или явного неуважения к кому бы то ни было в тексте не имеется, и если Вам что-то показалось, то значит это Ваши домыслы, а также это Ваше личное мнение, и автор не несёт ответственности за Ваши бурные фантазии! Все совпадения случайны.


С наступлением нового, 2000 года, по указке всесильных олигархов президент Ельцин передал высшую власть в Российской Федерации своему преемнику - В. В. Путину. И последний засел в кресле верховного правителя на многие годы. Атаман Таманского отдела Кубанского Казачьего Войска И. В. Безуглый как-то сказал:

«Казачество - особая форма социального и государственного бытия, которое мог осуществить только самостоятельный народ. Сущность этого бытия была резкой противоположностью великорусской. У казачества было народоправство, свобода, равенство, особый социальный уклад и быт».

Правда, впоследствии Безуглый был перевербован властью на свою сторону и стал петь осанну «великому президенту». При Путине намечавшееся было реставрационное строительство казачьего этнического Дома было не только полностью заторможено, но и были предприняты окончательные меры к разрушению и ликвидации последствий прежних зачатков реставрационных работ, что сумел было начать в своих поисках и метаниях начала 1990 годов Казачий Народ. Более того, фактически была объявлена война тем представителям Казачьего Народа, которые в принципе могли бы стать реставраторами этнического казачьего Дома - природным казакам. Наступление на них велось долгие годы и по многим направлениям. Историческим политическим идеалом был Пётр I - тот самый «ненавистник казачества на царском троне», при котором произошло наиболее безжалостное подавление и казачьего восстания на Дону, и урезание на треть территории казачьего Присуда, и лишение казаков права на самоуправление, и подчинение всего казачьего быта, уклада и общественных отношений исключительно интересам имперской российской власти. Возможно, наличие такого кумира-императора предопределило и стиль поведения нового президента в отношении всех его «подданных», и даже не только казаков. В то же время, ещё одним идеалом было совершенно подавленное и безгласное советское общество, и наиболее яркий его тиран-представитель - И. В. Сталин, державший всю страну в страхе. Правда, в отличие от времён Петра I и Сталина, если рассматривать государство и общество, сложившиеся в РФ в начале XXI века, то их вполне можно было бы отождествить с «распадающимся обществом» А. Дж. Тойнби, а вовсе не с тем обществом и государством, каковые имелись в России в начале XVIII века. Исторический философ А. Дж. Тойнби писал:

«Взаимодействие между индивидуумами распадающегося общества можно описать, пользуясь военной терминологией. Атака, захлебнувшись, влечёт за собой отступление, армия утрачивает ранее отвоёванные рубежи, дисциплина падает. Однако поражение не может считаться полным и окончательным, потому что опасность вражеского контрнаступления и позор поражения мобилизуют внутренние силы. Стоит какому-нибудь офицеру взять на себя командование и остановить поток беженцев, пусть и потрёпанная, но реорганизованная им армия оказывается способной ещё раз навязать бой противнику. Она вновь потерпит поражение, но поначалу это будет выглядеть как крутая и счастливая перемена судьбы. Однако новые надежды рассеиваются, не воплотившись в реальность, ибо восстановление морального духа, на который рассчитывали военачальники при второй попытке одолеть неприятеля, оказываются неустойчивым и кратковременным. Выясняется, что армия обречена на поражение, причём второй провал оказывается значительно более серьёзным, чем первый. Процесс социального распада - болезнь, быстро прогрессирующая».

В конце мая 2005 года В. Путин соизволил приехать на Дон в станицу Вёшенскую на празднование «Вёшенской весны» - празднику, посвящённому дню рождения М. Шолохову. Сюда же подтянулись его верные атаманы 11 реестровых войсковых обществ, которые приняли Путина в Донское Войско в чине «казачьего полковника» и вручили ему папаху и шашку. Также донской реестровый атаман В. П. Водолацкий выделил Путину «традиционный земельный пай». В этом 2005 году, реставрируемый казаками-энтузиастами казачий этнический Дом был подвергнут новому решительному разрушению. Принятием закона № 154-ФЗ «О государственной службе российского казачества» в декабре 2005 года в РФ была официально узаконена и стала тотальной политика этноцида в отношении Казачьего Народа, ранее проводившаяся не системно. Под понятием этноцид понимается политика уничтожения этнической или национальной идентичности, самосознания народа. Этноцид может проводиться как средство колониальной политики ассимиляции, что и случилось в отношении казаков. Народы, ставшие жертвами этноцида, обычно теряют историческую память, или значительную её часть, и ассимилируются, либо занимают подчинённое, угнетённое положение в отношении тех, кто подверг их этноциду. Люди, подвергшиеся этноциду, превращаются в манкуртов, то есть людей, у которых империя удалила сердца и мозги, оставив только желудок. Свою ущербность они проявляют агрессией - у них все виноваты, кроме них самих. Их довольно много, и они считают, что их масса их оправдывает. Именно таковыми манкуртами и предстают на общественно-политическом поле РФ в начале XXI века опрично-реестровые «казаки», проявляющие везде и всюду повышенную агрессию, при этом, как правило, утратив казачье традиционное самосознание. В. П. Мелихов позднее писал:

«Подмена казаков, их политических и национальных традиций на «организованное казачество», в которое может вступить любой гражданин РФ, велась давно и целенаправленно, но Федеральный закон от 05.12.2005 года № 154-ФЗ «О государственной службе российского казачества» ввёл этот процесс в ранг закона, заложив основу окончательного уничтожения казаков и замены их на «служивое» сословие. Мало того, благодаря этому закону происходит повальная дискредитация казаков путём использования вновь созданного «казачества» в самых неблаговидных мероприятиях местных и региональных властей - от разгона протестных акций до преследования обнищавшего населения».

Московский патриархат РПЦ, этот «идеологический департамент» Кремля, также охотно поддержал идею наблюдателя над казаками Трошева сделать казачество интернациональным по составу, лишь бы числились казаки православными и находились под опекой Московского патриархата. Но не все с этим были согласны. Так, протоиерей МП РПЦ Александр Ткаченко высказал довольно сильно отличающийся от установок первоиерархов Московского патриархата, отрицающего казачью этничность, взгляд на казаков, который датируется, судя по тексту, 2006 годом. Он написал следующее:

«Лично зная самых разных представителей казачьего движения и казачьего народа, хочу сказать, что упрощать, сводя казачество к функциональным силовым структурам, не стоит. Казаки не умещаются в функциональные или, иначе говоря, сословные рамки - достаточно сказать, что у сословий не бывает такой богатой фольклорной культуры. В России, слава Богу, хватает «служивых людей», но никакое их сообщество не привлекло к себе столько внимания, не собрало столько народной энергии, как казаки. Да, споров вокруг казаков и упрёков в их адрес тоже много - но и здесь казачество предстаёт эпицентром переживаний, эпицентром неких надежд. Эти надежды пока не оправдались - отсюда и упрёки.
В отсутствие административного ресурса, безо всякого финансирования, казачье движение вовлекло в свои ряды десятки, если не сотни тысяч людей по всей территории исторической Российской империи. Все разговоры о том, что власть использует казаков как опричнину - пока только разговоры. Примеры создания казачьих организаций при ощутимой поддержке власти по стране единичны, а вот показухи много, журналистских же спекуляций на этой теме - ещё больше. На практике никакой поддержки со стороны государства казачество пока не получило. Тем не менее, казаки продолжают держаться вместе и о самороспуске даже не помышляют. И никакая структура, созданная подобно партии, на технологической основе, не может соперничать с казачеством ни по степени притягательности, ни по количеству добровольных участников. В чём же секрет такой энергетической насыщенности казачьего мира? Силовым каркасом казачества служит чувство фамильной преемственности: казачество - это личная идентичность. Казак - православный в том числе и потому, что его предки испокон веку были православными. По этой же причине он воин - принадлежит к воинскому роду. Есть ещё ряд наследуемых, чисто казачьих ценностей, и все они так мощны по одной причине: происхождение. Больше того, именно по этой, и ни по какой другой причине, человек ощущает себя казаком на уровне сущности, а не социальной функции; ощущает так, что ему невозможно «перестать быть казаком».
Как говорит в «Тихом Доне» герой Шолохова, «казаки от казаков ведутся», исчерпывая тем самым тему для казаков, а всем остальным предоставляя вести полемику вокруг этого феномена: «казачество в России». Не хочу ввязываться в спор «Этнос казаки или не этнос», тем более что примиряющего всех определения этноса мировая этнографическая наука до сих пор так и не дала. Сегодня важно принять как факт лежащее на поверхности наблюдение: казачество - это уникальное явление, обладающее чертами народа. Казаками рождаются - но мы видим, что казаками хотят и стать многие. Что имел в виду Лев Толстой, когда написал знаменитое «народ желает казаками быть»? На самом широком, неосознанном уровне казачество воспринимается как форма народной самореализации: и социальной, и мужской. И тут мы возвращаемся к тому, что важно различать казачий народ и казачье движение. Отчасти путаница в этих понятиях и создаёт почву для «ряженых», среди которых можно встретить как «понавступавших», так и потомственных казаков. Структуры, позаимствовавшие у казачьей традиции только внешнюю атрибутику, часть принципов самоорганизации или даже часть ценностей, не имеют той укоренённости, той энергии, которая стоит за казачьим миром в целом. Поэтому попытки создать «организации казачьего типа» либо опираются на всё казачье наследие, со всеми его «неудобными» особенностями, либо нас постигает некоторое разочарование, когда мы видим очередных ряженых. На мой взгляд, кадровым каркасом казачьих организаций должны быть именно потомственные, «родовые» казаки. Среди них больше шансов найти людей с должной мотивацией и приверженностью казачьим ценностям - а ведь в обсуждаемом контексте важны именно казачьи ценности, подлинная преемственность. Казаком человека не делают ни лампасы, ни регион проживания».

Можно констатировать, что в политике начала XXI века продолжало сосуществовать несколько тенденций по отношению к казакам. Первая и самая основная - это преимущественная ориентация Кремля на тех казаков, которые изъявили желание стать опричниками. В отношении реестровых казачьих организаций к 2010 году было издано около 200 нормативно-правовых актов. Хозяева, видя в казачестве серьёзную общественно-политическую силу, «способную к самоорганизации», стремятся эту силу поставить под свой контроль. Ещё одна тенденция - «заигрывание» с казачеством, периодическое манипулирование контрастными идеями от признания «казачьего этноса», до нового витка «оказачивания» иноэтничных граждан. Просматриваемая цель такой политики - сделать всё, чтобы казачество так и не возродилось. В качестве самостоятельной тенденции проглядывается в это время и перспектива превращения общественных казачьих организаций в активный институт гражданского общества, что проявляется в первых попытках создать некое казачье общественно-политическое движение.
На роль главного препятствия на пути этнического возрождения казачества окончательно выдвинулся опричный реестр, отодвинув на далёкую обочину прежние меж казачьи разногласия по идеологическим («красные» или «белые»), наследственным (потомки казаков по матери и отцу, по одному из родителей или вообще не казаков) и прочим признакам. Опричный реестр стал в руках властей постсоветской России силовым инструментом в деле «переформатирования» этнического возрождения Казачьего Народа в провластное общественное движение, начисто лишённое собственных целей и послушно исполняющее должность «цепного пса на коротком поводке» при власть предержащих. Но при этом носящее и сохраняющее некоторую привлекательность в глазах части общества название «казачества». Таким образом, Российское государство и подлинное казачество вновь стало становиться во враждебные отношения. Казаки, поверившие в новую Россию в 1990 годах, увидели, что жестоко ошиблись в своих надеждах. Долгие годы, с начала 2000, то есть с наступления «затянувшегося ледникового периода», посредством переписки с властными органами и ссылками на всевозможные нормативные акты, пытался добиться признания казаков народом и его права на территориальную реабилитацию Национальный Совет Донских Казаков (НСДК), позже переименованный в Национальный Совет Казаков (НСК). Однако его многолетняя переписка каких-либо заметных подвижек в положении Казачьего Народа не дала. А потому и оценка работы Национального Совета Казаков была не слишком благоприятна. Доктор исторических наук казак Н. Н. Лысенко так отозвался о ней:

«Деятельность НСК - пример того, как с властями в Раше говорить не нужно. Раша не любит слабаков и не играет «в справедливость». В Раше есть только целесообразность, страх за возможное возникновение проблемы и прямое насилие - только с учётом этих факторов здесь можно строить «общественный договор» с властью. Другой вариант - «лизать». Третьего не дано. Раша в принципе не понимает, что означает слово «достоинство» - ни в самой себе, ни в ком-то ином она этого качества никогда не обнаруживает».

Характеризуя государственную политику в отношении Казачьего Народа, казачий общественный деятель В. П. Мелихов писал:

«Сегодня уничтожается у чудом оставшихся потомков казаков Историческая Память, осуществляется подмена на вновь создаваемые сообщества, называемые «казачьими». Сам же Народ остаётся разделённым и подавленным, а его общественные деятели угнетаемы и преследуемы так же, как и в прежние времена».

Александр Дзиковицкий, сопредседатель Координационного Совета Союза Народов России (КССНР), лидер Всеказачьего Общественного Центра (ВОЦ) (данная статья является выражением личного мнения автора и не является общей позицией КС СНР или ВОЦ).

Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments